Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить — студенческий портал

Учёные видят школьное образование не так, как учителя по информатике, физике и биологии. Они знают, как можно сделать процесс обучения интересным и продуктивным, и уже делают это в пределах внешкольного образования, например, в образовательном центре «Сириус» в Сочи.

Как должно измениться образование в школе, чтобы дети любили учиться и даже шли заниматься наукой? Мы решили узнать личное мнение молодых учёных из Института биоорганической химии им. М.М. Шемякина и Ю.А. Овчинникова РАН (ИБХ РАН), которые вместе с коллегами организовали и провели биологическую смену для талантливых детей в «Сириусе».

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Показать настоящую науку

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Алексей Пахомов

кандидат химических наук, руководитель Группы флуоресцентных красителей для биотехнологии ИБХ РАН

Я не могу сказать, что хорошо учился в школе, потому что уделял большое внимание только химии, которая мне нравилась.

Думаю, чтобы заинтересовать детей учёбой, нужны практико-ориентированные курсы, которые позволяли бы закреплять изучаемую теорию. К нам в институт приходят третьекурсники, чтобы написать курсовую, и только в ходе работы в лаборатории понимают, зачем два прошлых года зубрили книжки о строении клеток и взаимодействии молекул.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал Проблемы школьного естественнонаучного образования

Студенты делают выбор узкой специализации во многом случайно, а хотелось бы, чтобы они целенаправленно шли в лабораторию и оставались здесь работать. Это осуществимо, если знакомить ребят с некоторыми аспектами науки ещё в школе: ученику необходимо как можно раньше дать понять, каков механизм проведения экспериментов и написания научных статей.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Открыт набор в -школу программистов online - студенческий портал

Оценим за полчаса!

Понятно, что это выходит за рамки существующей сегодня школьной программы. Но, как показывает практика, интересующиеся дети с лёгкостью усваивают, к примеру, методы генной инженерии и фотофизики… На занятиях мы делали несложные опыты, и, хотя мы не совершили каких-то открытий, я видел у детей блеск в глазах и неподдельный интерес к экспериментальной работе.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Флуоресцентные красители в руках юных исследователей. Алексей Пахомов

У школьников и их родителей при поступлении на естественнонаучные факультеты возникает вопрос: а чем ты будешь заниматься, когда закончишь университет? У многих он остаётся без ответа, в результате нередко можно встретить менеджеров по продажам мобильников, риэлторов, страховых агентов, IT-специалистов с дипломом химфака, биофака или другого естественнонаучного факультета.

Практические занятия в условиях, приближенных к настоящим лабораториям, должны помочь сделать осознанный выбор.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал 7 лекций от учёных по школьным предметам

Естественно, такую программу нельзя вводить в школы, а курсы — это хорошая альтернатива. Однако они нужны именно тем школьникам, которые определились с профессией, увлеклись, например, естественными науками. Помогать с этим трудным выбором могут педагоги.

Если в школе есть хотя бы один педагог, который готов показывать детям, что такое настоящая наука, всё, что ему нужно — это финансирование на создание школьной лаборатории.

Но если даже школа не выделит деньги, а это минимум 5 миллионов рублей, увлечённые педагоги смогут помочь ребёнку познакомиться с настоящей наукой.

Ввести инженерный подход и пользоваться интернетом

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Даниил Павленко

технолог Опытного биотехнологического производства ИБХ РАН

После начальной школы я сдавал экзамены для поступления в один из профильных классов — гуманитарный или физико-математический. В результате я проходил в оба класса и решил выбрать физмат, хотя многие мои друзья предпочли гуманитарный.

Школа меня особо не интересовала, а серьёзно я взялся за учёбу только в институте, когда на втором курсе выбирал кафедру.

Самый большой проходной балл был установлен на кафедре биотехнологий МИТХТ (сейчас — Московский технологический университет), я пошёл туда.

Я практик, и думаю, что школьникам не нужны скучные вузовские предметы — статистика или основы планирования экспериментов, — хотя они составляют научную базу.

Можно заинтересовать человека книгой, а можно предложить сделать что-то своими руками. Уверен, многие согласятся на второе предложение с большей охотой, поэтому в обучении нужен инженерный подход.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал Думай как инженер: главное о системном мышлении

Начинающим инженерам не обязательно иметь глубокие знания о предмете, с которым они работают, важно другое: знать, из чего он состоит и как правильно стыковать детали этого предмета.

После того, как ребята освоят базовые навыки конструирования, среди них обязательно появятся те, которым этого станет мало, они захотят узнать, как устроены отдельные модули конструкции, чтобы усовершенствовать её.

Тогда школьники начнут разбираться в строении модулей и собирать в итоге что-то своё.

Вот таким детям уже нужны фундаментальные знания по теме, с такими детьми стоит работать на специальных курсах, в образовательных центрах, чтобы помогать им пойти дальше школьной программы.

Я считаю, что инженерная база в школах уже хорошо развита: есть 3D-принтеры и паяльные станции, есть специалисты. Но если такой базы нет, и школа не дает нужные навыки, существуют интернет-платформы, вроде YouTube, которые позволяют тебе их освоить. В современном мире знать, где достать новое знание, не менее важно, чем умение что-то делать.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Принцип работы многих инженерных решений можно продемонстрировать в живую.

Источник: wiki

Тем более будет проще тем, кто является управленчески-грамотным человеком, то есть обладает такой методологией обучения, которая позволяет ему войти в любую новую область и самому разобраться в ней.

Например, если вы хотите научиться рисовать, вам нужно вовремя понять, что в этом деле требуется умение задействовать правое полушарие головного мозга, отвечающее за образное мышление и воображение, и освоить способность перестраиваться с логического мышления на образное.

Научить учиться

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Антон Чугунов

кандидат физико-математических наук, старший научный сотрудник Лаборатории моделирования биомолекулярных систем ИБХ РАН

Я ходил в школу в маленьком посёлке Менделеево, недалеко от Зеленограда, и учился на «четвёрки». Но в шестом классе мне перестали снижать оценки за почерк, и я стал непробиваемым отличником.

Мои родители поняли, что с этим нужно что-то делать, и отправили меня в Зеленоград, в физмат-школу. Первое полугодие стало для меня самым сложным периодом в учёбе за всю мою жизнь.

Я изучал не меньше шести разновидностей математики и делал домашнюю работу с обеда до полуночи. Но потом незаметно стало проще.

Примерно в это же время меня почему-то стихийно заинтересовала биология, я прочитал все тематические книги в доме от детской энциклопедии серии «Аванта+» до «Биологии» Вилли и Детье.

Я считаю, что уже в школе человек должен осознать себя как отдельную личность, приобрести умение работать для себя, а не из-под палки, увлечься чем-то сам.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал О внутренней мотивации, или почему нельзя учиться «из-под палки»

Например, кто-то посоветовал тебе прочитать книгу или журнал, ты пришёл домой и начал читать. И даже когда мама велела идти спать, ты не слушаешься, а сидишь и читаешь. Думаю, что люди стали бы счастливее, если бы можно было одарить их таким качеством, но, к сожалению, я не знаю, можно ли сделать это специально и как.

Однако, как мне кажется, самое главное, что может дать школа, — это научить учиться. Те, кому удаётся приобрести такой навык, легко могут идти дальше, потому что без способности и желания к познанию мира человек навсегда застывает в прошлом, отбрасывается к средневековым формациям.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Здорово, если в школьные годы человек начинает читать, когда хочет, а не когда мама сказала.

Источник: pixabay.com

«Человека нужно поддерживать»

Надежда Антипова

кандидат биологических наук, сотрудник Группы мембранных биоэнергетических систем ИБХ РАН

В начальной школе я была совершенно далека от науки — занималась спортом, а оценки мне ставили за хорошие результаты кроссов вокруг Кремля. Я родилась в бедной семье и детство проводила в деревне Дворяниново Тульской области. В моей общеобразовательной школе учителя и ученики смеялись надо мной по разным причинам, поэтому мне очень не хотелось учиться в своей школе.  

Моё детство связано с удивительным местом — музеем-усадьбой тульского энциклопедиста, философа и учёного Андрея Тимофеевича Болотова. Я росла в этом музее, читала книжки, помогала полоть грядки, а моей соседкой по слободке была известная во всем мире художница Татьяна Григорьевна Назаренко.

Андрей Болотов, учёный XVIII века, который способствовал решению Надежды Антиповой стать учёным в XXI веке.

Источник: http://lib4all.ru/

Таким образом, моё детство вобрало в себя культурный пласт окружающих меня вещей и людей, и мною случайно овладело искусство самосовершенствования.

Однажды я увидела людей, с которыми мне было легко и приятно общаться, они учились в химическом лицее города Тулы, и решение туда поступать было принято мной однозначно. Благодаря своему широкому кругозору у меня получилось сдать экзамен по обществознанию на высокие баллы, но математика была провалена. Мне пришлось сбежать из спортивного лагеря, научиться решать задачи и сдать математику.

В первый год в лицее я была на самом низком уровне по успеваемости, но трудилась и старалась — мне было интересно, а за компанию с прекрасными людьми я посещала олимпиады и летние школы. Благодарю потрясающего учителя и гениального человека Татьяну Владимировну Максимову и считаю, что педагог может многое перевернуть в мире ребёнка и иногда просто вовремя поддержать.

Как любовь побеждает тройки

Думаю, что человек может достичь невероятных высот, пусть он и не одарён, даже физиологически не подходит для какой-то работы: у кого-то память плохая, кто-то имеет ДЦП или синдром Дауна. В каждом человеке есть что-то важное, нужное и уникальное, главное — не убить стремление познавать. В этом может помочь школа, она должна уделять внимание развитию каждой личности.

Школа — это целый мир, в котором ребёнок должен быть услышанным, и, как в любом обществе, в школе должно быть две важных вещи — уважение и поддержка.

Фотография в оформлении статьи: wikimedia

Источник: https://newtonew.com/school/young-scientists-discuss-education

«Мы вовсе не отрабатываем родительский заказ»: чему будут учить в «Новой школе»

1 сентября начинается первый учебный год в «Новой школе», созданной при поддержке благотворительного фонда «Дар». «Афиша Daily» поговорила с ее руководителями и ключевыми сотрудниками о том, что такое «Новая школа», как туда попасть и чему там учат

Кандидат физико­-математических наук, один из методистов программы «Учитель для России», директор «Новой школы»

учитель русского языка и литературы в школе № 57 (1992–2015), доцент факультета филологии ВШЭ (2011–2015), руководитель кафедры словесности «Новой школы»

Юлия Вешникова

Выпускница филологического факультета МГУ, директор фонда «Дар», учредитель «Новой школы»

— Какими принципами вы руководствовались, создавая «Новую школу»?

Медведев: Любая школа ищет ответ на вопрос, каким должно быть современное образование. В частных школах распространенная тема — закрытость: мы как раз хотим работать в парадигме открытости, стараемся привлекать профессионалов, которые нам интересны. В этом смысле «Новая школа» — социокультурный проект, включающий как саму школу, так и образовательный центр.

Вешникова: В школе мы практически все стремимся обратить в образовательный процесс. То, что называется «Образование-360», когда ребенок постоянно находится в процессе учебы.

К сожалению, начальная школа часто делает так, чтобы ребенок задавал как можно меньше вопросов. И только вырастая, люди понимают, что правильно заданный вопрос — это на 80 процентов решение проблемы.

Поэтому мы подталкиваем детей к тому, чтобы учиться задавать вопросы.

— Ваша школа с порога встречает будущих учеников необычным пространством. На какое взаимодействие с ним вы рассчитываете?

Медведев: Мы выстраиваем школу — среду для развития всего сообщества — детей, родителей, учителей.

Коридор, например, не только выполняет транспортную функцию, но и является местом, где ребенок мог бы взаимодействовать со школой, заниматься, общаться.

Мы специально не добавляли много цвета, так как считаем, что он должен прийти вместе с детьми, которые будут его переосмыслять и дорабатывать. Аналогично и с кабинетами: они устроены так, что в них можно достаточно свободно поступать с мебелью.

Как видите, тема выбора и осознанности для нас очень важна: дети должны присвоить пространство и сами решить, что там будет. У нас есть симпатичная фантазия — поставить рядом с кабинетом музыки электронные музыкальные инструменты с наушниками, чтобы дети могли поиграть, никому не мешая.

То же самое и с центром дополнительного образования, работающим во второй половине дня. В это время сюда придут совершенно другие, в том числе взрослые, люди, и для них это пространство тоже должно быть необычным, располагающим к занятиям.

Читайте также:  Школьникам могут разрешить выбирать предметы егэ позже, чем 1 февраля - студенческий портал

Подробности по теме

Астрономия, эсперанто и логика: эволюция школьной программы за последние 100 лет

Астрономия, эсперанто и логика: эволюция школьной программы за последние 100 лет

 — Список летнего чтения для учеников «Новой школы» выглядит довольно обширно и отличается от программ ведущих гуманитарных школ Москвы. Это будет сугубо авторский курс с определенной траекторией и нацеленный на определенный результат?

Волков: Программу «Новой школы» по литературе никто еще не видел, включая меня, так что мне очень интересно читать отзывы о ней.

На самом деле мы будем опираться на программу, разработанную в самом конце 1980-х годов в Институте развития образования МИРОС, и на новую линию учебников «Просвещения», которая во многом этой программе наследует.

Главная ее идея — развитие читательского интереса и читательских умений. Ребята прочитывают очень много, и книги рифмуются друг с другом самыми прихотливыми способами, объединяясь в неожиданные блоки.

Это программа-конструктор для творческих учителей и для всех без исключения детей. Нам важно, чтобы дети учились читать текст и понимать, что им сказал стоящий за текстом человек; чтобы потом они вступили с ним в диалог, сформулировав свою ответную реплику.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Лаборатория химии

© Новая школа

— По какому принципу набирался корпус педагогов?

Волков: Я набирал словесников. Мне были нужны люди, которые знают предмет, адекватны, которым интересно жить, которые готовы слушать и слышать другого, вступать в диалог с учеником и которые сами хотят учиться. Таких и взяли.

Медведев: Нам важны интересные и самобытные люди, но самое главное, чтобы они были профессионалами.

Существенный фактор — ценностная система: человеку должно быть не все равно, потому что работа в школе это, конечно, дело жизни. Важно умение договариваться и сверять ожидания с коллегами и ребятами.

У нас есть упор на традицию сильных школ, но в то же время мы ждем от преподавателей гибкости, умения познавать мир и адекватно на него реагировать.

Вешникова: В школе предполагается командная работа, но команда состоит из педагогических звезд. Люди должны уметь слушать друг друга и — несмотря на то что они мэтры своего дела — менять мнение, если чьи-то доводы их убедили. Но не надо путать это с изменой принципам. Скорее речь идет о готовности пересматривать профессиональные подходы.

К сожалению, для звездных педагогов характерна некоторая косность, но мы попытались собрать тех, кто дает себе труд задуматься и попробовать что-то новое. И наш директор дает возможность работы в команде без авторитарного режима.

На мой взгляд, это выгодно отличает нас от большинства очень хороших школ, в которых выстраивается вертикаль власти и все решения зависят от одного человека. А если этот человек — звезда — покидает проект, то через пару лет школа накрывается.

Нам было важно выстроить системную вещь, которая будет жить века, как Кембридж: там важно не имя директора, а набор принципов, которые работают на общий бренд. Надеюсь, что у Кирилла Владимировича хватит мужества с этим справиться, ведь искушение все взять в свои руки есть у каждого.

Медведев: Я давно нахожусь в школьной и университетской среде и знаю, насколько сложно выстроить горизонтальную структуру, когда учителя или заведующие кафедрами собираются и что-то реально решают.

Но в то же время включение горизонтальных элементов имеет большую отдачу для всех. Поэтому мы стараемся держаться этого режима как можно дольше.

Безусловно, есть моменты, когда ситуация не приходит к общему решению, и тут уже приходится включать классические вертикальные механизмы.

Вешникова: Да, разумеется, в процессе ежедневной (но не скажу, что рутинной!) работы «Новой школы» администрация, учителя, дети будут искать, разрабатывать, разумно заимствовать и реализовывать самые разные педагогические и организационные подходы и решения.

Но главные принципы, на которых основана «Новая школа», будут сохранены именно как система ценностей, как база, как фундамент. Поэтому фонд, подготовив, организовав, полностью профинансировав и запустив наш проект, не оставит его после начала учебного года.

И речь не только о материальной поддержке, о финансировании, которое будет требоваться школе еще долгое время, — мы создаем попечительский и наблюдательный советы «Новой школы», которые, не вмешиваясь каждодневно в работу собственно образовательного учреждения, будут внимательно наблюдать за жизнью и тенденциями и охранять те самые ценности, о которых я говорила выше.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

Лаборатория кухни

© Новая школа

— Не боитесь ли вы, что, выпустившись из «Новой школы», человек потеряется в мире заниженных образовательных требований?

Вешникова: Вовсе нет. Если человек набрал некоторое количество нужных познавательных инструментов, он найдет себе ресурс.

Он будет в состоянии понять, там ли он оказался и достаточно ли ему возможностей — а если недостаточно, то как их можно добыть.

Мы хотим создать в школе атмосферу хорошей неуспокоенности, чтобы человек не останавливался, а имел привычку к постоянному саморазвитию.

Медведев: Так и к неопределенности готовиться проще. Ведь никому толком непонятно, чего ожидать, что будет в нашей жизни через пять лет и как к этому двигаться.

Все понимают, что происходят изменения, и важно научиться с этим как-то справляться — как ребенку, так и взрослому. Причем не через десять лет, а прямо сейчас. Это история про выбор, и в школе мы будем стремиться развивать, тренировать умение выбирать.

Взрослым очень тяжело предоставить ребенку много выбора, но нам все-таки кажется важным эту тему актуализировать.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

 — Сегодня помимо профильного гуманитарного (и не обязательно гуманитарного) образования в школах существует множество открытых лекций, семинаров, многие из которых успешно институционализированы. Отличается ли подход «Новой школы» от привычных форматов, в которых фигурах носителя знания все еще находится в приоритете перед теми, кому это знание предназначено?

Медведев: Хороший вопрос. У нас не было изначальной задачи отличаться. Мы не думали над вопросом «От чего в массовой школе вы хотели бы отказаться?». Скорее нам важно что-то оттуда взять.

Но в то же время мы сделали выбор в пользу индивидуальных траекторий обучения, подразумевающих разные возможности для того, чтобы ребенок мог управлять своим временем. В старших классах, которые мы пока не запустили, возможны даже индивидуальные расписания и индивидуальные учебные планы.

В общем, это вектор, куда можно двигаться, свою программу относительно него выстраивать. Это не гуманитарный или математический профиль — это личный профиль ученика, который подразумевает личные интересы, возможности и стремления.Ну и позиция «говорящей головы» априорно должна понижаться. «Говорящая голова» подразумевает простую передачу знаний.

Нам же кажется, так быть не должно — даже в тех случаях, когда экспертное мнение чрезвычайно важно. Есть опыт коллег из Еревана, где для речи учителя выделяется не более 15 минут за урок. Мы таких специальных правил не вводили, но мы все равно стремились задействовать субъект-субъектную форму взаимодействия.

Это, конечно, сложно, но мы прокладываем маршрут в эту сторону. Здесь важную роль играет и дополнительное образование, куда приходят совсем другие, незнакомые детям люди, с которыми надо как-то взаимодействовать. Это история про эмоциональный интеллект, о котором сейчас часто говорят.

Подробности по теме

Почему финские школы — лучшие в мире: отрывок из книги «Почти идеальные люди»

Почему финские школы — лучшие в мире: отрывок из книги «Почти идеальные люди»

Волков: Будут ли у нас на уроках элементы лекций? Да, будут. Значит ли это, что мы узурпировали право на знание и вещаем сверху? Ничуть. Лекция может и должна идти в постоянном диалоге. На нормальном уроке всегда много разговоров, споров, обсуждений. У нас не та ситуация, когда я знаю истину и веду к ней детей: мы все не знаем и истину ищем.

Просто я чуть взрослее и больше в этом деле тренировался, вот и все мое отличие. А так мы идем вместе — и каждый при этом в свою сторону. Тем литература и прекрасна, что на один и тот же вопрос каждый человек может дать свой ответ.

Если в математической задаче ответ в классе должен совпасть (что не отменяет при этом разных путей решения), то у нас совпадение ответов скорее минус, чем плюс.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

 — Будет ли налажена коммуникация с высшими учебными заведениями (приглашение преподавателей, курсы, использование методик) и если да, то с какими?

Медведев: Взаимодействие должно рождаться естественным путем, и это, как правило, путь снизу. Мы сначала налаживаем коммуникацию, а потом ее институционализируем. Вопрос лишь в конкретных задачах.

Конечно, с МГУ мы находимся по соседству и у нас много контактов на уровне преподавателей: например, наш руководитель биолого-химического направления плотно взаимодействует с биологическим факультетом и Ботаническим садом. На математическом направлении также есть связка с механико-математическим факультетом.

В том же МГУ есть лаборатории, которым может быть важно выйти на конкретных детей и что-то им предложить.

Волков: Я сам работаю еще в НИУ ВШЭ и Школе-студии МХАТ, так что вот уже два вуза есть. А если серьезно — мы строим открытое образование, которое будет связано множеством нитей с миром вообще и с высшим образованием в частности.

Ну и стоит сказать, что и основатель фонда «Дар», и его директор, и директор школы, и, например, я — выпускники МГУ: некоторые из нас учились вместе, ходили по одним и тем же этажам, впитывали один и тот же университетский воздух.

Сама школа отчасти выросла из него.

— Каков профиль ученика, поступающего в «Новую школу»? Какие ожидания к ним предъявляют?

Медведев: Если кратко, то нам было важно, чтобы у детей уже была какая-то предметно-культурная база. Когда ребенок приходит в 5–8-й классы, у него уже есть определенный уровень.

Наша задача — определить этот уровень и отношение к учебе, поэтому у нас были предметные вступительные испытания (русский язык, математика, элементы английского языка). А дальше уже зависит от возраста: в младшеклассниках мы искали любопытство и интерес к учебе.

На финальном этапе проходило собеседование с ребенком и родителями: мы хотели выявить, близки ли мы с родителями в наших ожиданиях и насколько в эти ожидания входит позиция самого ребенка.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

— Какова роль родителей? Стремятся ли они предусмотреть риски или иначе влиять на ситуацию?

Медведев: Как известно, родительская позиция может быть как стоппером, так и триггером в развитии образовательного процесса.

Мы отталкиваемся от того, что экспертная позиция родителя не может быть единственной основой. Мы хотели бы, чтобы родители были партнерами в решении образовательной задачи.

Разумеется, родитель знает своего ребенка, но мы вовсе не отрабатываем родительский заказ. Это было сразу проговорено на родительских собраниях.

— Как вы подходите к оценке работы своих учеников?

Медведев: Мы не хотим брать модель, где вместе с отметкой приходит эмоциональная оценка и, как это часто бывает, элемент психологического давления. В системе оценивания мы стремимся сместить акцент с выставления баллов на выдачу обратной связи, с которой необходимо научиться работать ребенку, родителю, преподавателю. Можно сказать, что для нас это суперзадача.

Источник: https://daily.afisha.ru/brain/6542-my-vovse-ne-otrabatyvaem-roditelskiy-zakaz-chemu-budut-uchit-v-novoy-shkole/

Школа без школы: как это работает

«Акселератору талантов» восемь месяцев. Несмотря на пока еще «младенческий» возраст, в практике уникальной площадки уже есть ребенок, освоивший учебник за два дня вместо отведенных на это девяти месяцев.

«Это экстремальный случай», — признает автор проекта Вера Пупырева.

На самом деле программы акселератора рассчитаны на обычных детей, которые могут при помощи взрослых научиться включать в своем сознании некую «кнопку» и поражать окружающих результатами творческого подхода.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

  • Психолог и педагог с почти тридцатилетним стажем пояснила причины появления в обучении «новых скоростей».
  • — Вера Геннадьевна, можно объяснить на примере суть действия этой волшебной «кнопки»?

— На площадке «Акселератора талантов» работает летний лагерь для детей в возрасте шести -десяти лет. И просто поразительно, насколько им тяжело в пространстве, где на них не «давят», где хотят с ними договариваться. У ребят нет такого опыта общения в принципе. Сосредоточенности хватает на пять — десять минут, затем начинается «броуновское движение», а попросту — полный хаос.

Между тем, согласно всем психологическим концепциям, дети в этом возрасте уже точно должны владеть самоорганизацией и самоконтролем, уметь слышать другого не потому, что у него есть статус (учитель, родитель), а оттого, что находящегося рядом человека полагается слушать.

Согласно всем базовым психологическим концепциям, дети в этом возрасте уже могут обладать такими навыками . А они их не имеют. Мы видим колоссальный разрыв между биологическим возрастом первоклассников — второклассников и их поведенческими стереотипами.

Они представляют собой зачастую в эмоциональном, социальном и личностном плане сообщество детей не старше четырех лет. Хотя любознательны, активны и в школе вполне могут быть отличниками.

В ситуации хаоса есть два стандартных приема — «наехать» на детей и их построить, или же все сделать за них. Мы не делаем ни того, ни другого, и у ребят это вызывает культурный шок. Хотя при этом свобода всем нравится и создает комфортную атмосферу.

Когда подводятся итоги дня, становится ясно: «броуновское движение» не мешает детям услышать вещи, которые (во взрослом понимании) можно усвоить только сидя за столом и преданно глядя в глаза преподавателю. Это эффект «впитывающего разума», который Мария Монтессори открыла сто лет тому назад.

— То есть, вы предлагаете другие способы освоения информации?

— Мы организуем сервис персонального образования. Летний лагерь — это «проба пера», ситуация пилотного включения в новый формат педагогов и детей.

Мы понимаем, что сначала участникам проекта придется пройти курс реабилитации (у каждого ребенка он будет свой), выровнять точки баланса, потому что мы видим, насколько велики разрывы между тем, что от ребенка требуется, и тем, что он реально может.

На нашей площадке сама логика дня выстроена таким образом, что ребенок может погрузиться в какую-то тему, ее исследовать с помощью разных инструментов в бурном живом процессе.

Так он больше слышит себя, больше замечает обучающих материалов, которые находятся вокруг него, и понимает, что он может с ними сделать. Во второй половине дня дети вместе с руководителями выходят в разные городские пространства. Например, в музеи, на выставки.

Наша модель базируется на очень простом формате: то, что я узнал в специальном пространстве, мне важно увидеть еще и в большом мире, где явление реально существует.

У нас есть своя образовательная модель мира, которая формирует иной опыт. Навык гибкого, мобильного переноса того, что я узнал в теоретическом поле, в прикладное пространство — это для современных детей мега важная история.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

— Проект акселератора «Школа без школы» — альтернатива детсаду и стандартному школьному образованию?

— В обычной школе за тебя думают. Там есть учебный план, задача ученика — красиво его выполнить. То есть, сделать все, что придумали за него.

Еще недавно казалось, что педагог при любой формации точно не останется без работы. Но мы видим: то, что делает сегодня даже высококлассный учитель старого формата, легко может сделать робот.

Например, в Калифорнии действует экспериментальная начальная школа, где в рамках базовой программы детей обучают роботы. В итоге существенно растут результаты.

На вопрос, почему это происходит, дети отвечают: робот может повторить одно и то же несколько раз, и при этом без отрицательных эмоций. В такой ситуации ученик не чувствует себя неловко.

Взрослым сложно оторваться от многовековой истории про классно-урочную систему. Мы сами в ней учились, и, кажется, даже стали успешными. Но, приводя такие аргументы «за», мы, как минимум, выпадаем из реальности. Мир сильно изменился. Наши собственные привычки начинают сегодня работать против нас. Образовательные стереотипы ведут в тупик, куда мы идем вместе с детьми.

Дети говорят: создайте нам пространство, дайте нам другие возможности. Это мы видим по ребятам, с которыми встретились на этапе старта нашего проекта. Они способны удивлять и педагогов, и родителей. Они могут в другие сроки осваивать школьную программу с помощью двух инструментов: компьютера и собственной головы, которой наш тьютор помог включить программу самообучения.

Наша задача — научить включать эту «кнопку», которая есть в каждом из нас, и не одна. Их целый спектр — эмоциональных, интеллектуальных.

Ребенок понимает, что при обилии информационных ресурсов, возможностей неформального образования он в состоянии выполнить государственную программу за другое время, другими способами и быть при этом достаточно успешным с точки зрения даже формальных параметров.

При этом у него появляется время для того, чтобы понять свои потребности, осознать, куда двигаться дальше в этой жизни.

Уметь соотносить то, что хочу я, с тем, что хотят от меня другие (государство, общество различные социальные институты) — это жизненная аналитика, которая формируется только тогда, когда человек начинает жить реальностью.

Этому невозможно научиться, прочитав курс основ самоорганизации.

Если человек не начнет действовать, проживать весь этот цикл, и с ним рядом не окажутся взрослые — учителя, родители, которые принимают его индивидуальную историю, ничего не получится.

Мы готовы совместно разработать трек индивидуального развития, состоящий из освоения школьной программы, занятий за ее пределами, развития личных способностей и талантов. Это так называемый «образовательный конструктор», без которого не вписаться в историю под названием «образование в течение всей жизни».

— А как с освоением необходимого объема знаний?

— В нашей школе другая скорость усвоения материала. Есть дети, с которыми мы этот путь уже прошли, просто показав, как это работает.

Дети просто находят на открытых ресурсах в компьютере необходимую информацию, сами себя тестируют и получают отличные оценки.

Умение человека критически мыслить и фильтровать информацию является одним из базовых навыков новой грамотности. К сожалению, в обычной школе этому не учат.

В принципе требуются две недели, за которые мы можем через индивидуальные практики с тьютором, через практики с участием родителей добиться результата. Ребенок начинает понимать, что время — это капитал, и его можно инвестировать более эффективно. Если у тебя нет навыков, которые приносят ценность в этот мир, мир тебе не вернет потраченное время в виде финансового результата.

Пока ребенок в школе, у него нет времени над этим задуматься. В Германии, Японии, Великобритании в учебных планах школ есть уроки критического мышления, есть уроки счастья, уроки эмоционального интеллекта, когда детей учат слышать себя и, разумеется, других.

Школы -новой волны : за что дети ненавидят школу и как это изменить  - Студенческий портал

— То есть, вы отрицаете существующее школьное образование?

— Меня удивляет, когда люди начинают осуждать существующую систему образования, хочется задать вопрос: «а мы с вами откуда?». Мы выросли из старой школы, но видим сегодня, что там есть ограничения.

Давайте совместно будем решать эти проблемы. Потому что, во-первых, время пришло. Во-вторых, есть понимание, что надо что-то предпринимать.

И радостная новость — действующий закон об образовании это позволяет.

Да, это новая практика. Это новый опыт. Но когда заходишь в него не один, а с людьми, готовыми двигаться в том же направлении с едиными целями и смыслом, гораздо проще преодолеть ограничения. Проект создает это пространство для образовательного диалога, и не на уровне пустых рассуждений.

Читайте также:  Великий и могучий: почему детям так плохо дается родной русский язык - студенческий портал

Наш «образовательный конструктор», набор тех инструментов, которые могут стать частью индивидуального трека, очень разнообразен. Например, есть «распределенный класс»- гибкий формат освоения школьных программ и практик дополнительного образования.

Дети будут приходить для решения конкретных задач на площадку Монтессори-офиса, или площадку детского центра IT —технологий Codologia, или клуба (ай) lоve English», с которым мы будем развивать языковую тему. Или в клуб «Айкидо Династия», развивающий центр «Три кита» и «Дом музыки».

Это будет интеграция разных практик, многих интересных людей, которые объединились на основе понимания, что проект «Школа без школы» невозможно реализовать в одиночку.

Мы не делаем самую крутую историю, потому что игры в крутизну — это игры из прошлого. Это игры про псевдоконкуренцию, в которую привыкли играть, потому что нет другого опыта. Мир движется по другим траекториям. Нам нужно кооперироваться, находить точки взаимных интересов.

Есть государственное и негосударственное образование. Мы выходим на сотрудничество со школами-партнерами, при участии которых будет реализовывать трек индивидуального развития , как совместную историю.

Это разумное использование возможностей и ресурсов.

Мы можем дать образованию инновационные практики и форматы, от государственной системы можно получить другие ресурсы с точки зрения аттестации, создания их специалистами совместных проектов. Время для этого пришло.

— Есть серьезные проблемы, с которыми приходится сталкиваться?

— Основным ограничителем, о котором говорят неравнодушные родители и педагоги, является то, что мы показываем детям модель прошлой жизни. Получается, что жизнь сама по себе, а школа — сама по себе. И эта пропасть очень велика. Ее можно преодолевать, каждому — своим способом.

Формировать свою собственную образовательную траекторию на протяжении всей жизни — это базовый навык.

А как это делать, если в то время, когда программируется психика человека, максимально закладывается потенциал (до 10-12 лет), ребенок вообще не получает опыта конструирования собственной образовательной истории.

Мы совместно с инвестором хотели бы создать пространство, пусть сначала небольшое, в котором все паззлы сложились бы лучшим образом, при этом понимая, как будет развиваться проект дальше.

Сделать так, чтобы такие пространства появлялись еще и еще, находились люди, педагоги и родители, которые видели, как это интересно — выходить за известные границы и познавать новое. Не убивать классно-урочную систему, а развивать свою историю.

Нужно сделать то, что когда-то сделал Ян Амос Коменский несколько сотен лет тому назад: найти идею, из которой сложится другая система, которая будет более созвучной и гармоничной тому, что называется жизнь.

— Каковы потенциальные потребители ваших услуг?

— Мы работаем с детьми любого возраста и с взрослыми, потому что трек индивидуального развития — это образование себя. Формирование себя, как человека. Смысл педагогики Монтессори — помочь человеку обрести свой собственный дух.

А дух — это смысл: что я делаю и почему, зачем и с кем. И это, в нашем понимании, и есть патриотизм. Если задумываться над тем, почему ты родился в этой стране, живешь в этом городе, то разумный человек понимает, что в этом заложен свой смысл.

И он начинает его постигать. Это — принятие. Это часть прикладной истории про эмоциональный интеллект. Да, не лучшее лето в этом городе. Но есть масса других увлекательных вещей, которые дают вкус жизни, возможность самому дальше расти.

Потому что это моя среда, и я могу влиять на то, что будет происходить рядом со мной.

Монтессори — инструмент развития самостоятельности, но не в противопоставлении, а в единении с собой и с миром. Это очень хороший инструмент, направленный на развитие целостной модели человека.

— Много ли родителей разделяют вашу позицию?

— Тех, кто готов к действиям, примерно 5%. Просто интересующихся — около 15-20%. Это те, кто уже задумывался над проблемой, но им пока страшно.

Когда у нас будет не два-три ребенка, с которыми мы прошли этот маршрут, а 50 (а мы уверены, что за 2018-2019 учебный год так и произойдет), это будет полный эксклюзив. Это будут самые сильные дети, но с большими сложностями.

Потому что они увидят возможность намного уменьшить присутствие школы в жизни или вообще обойтись без нее. И сделать это не хлопнув дверью, а в нормальном диалоге. Следующая волна таких учеников может быть очень впечатляющей.

— Есть люди, которые готовы инвестировать в подобные проекты? Это интересно для бизнеса?

— Я представляла проект «Акселератор талантов» на площадке «Разведка боем», который создан неравнодушными пермяками. Наша «Школа без школы» — продукт бизнеса. Пять человек заинтересовались идеей. Бизнес — это история не только про деньги, а про ценности и вклад в развитие мира. Так говорила Мария Монтессори.

В то же время многие понимают, что этот проект может быть тиражируемым.

Инвесторам интересно, что мы создаем новую модель, которая будет постепенно расти во взаимодействии с существующими форматами. Ко мне уже обращались люди из Москвы, Екатеринбурга, Уфы с вопросом, будем ли мы развивать проект в других регионах. Время пришло не просто говорить о том, что надо все менять, а действовать.

— У вас нет сомнений в правильности избранного пути?

-Нам бывает страшновато, когда оцениваем, на что замахнулись. Мы тоже открываем для себя новые грани, новые формы, но верим, что дорогу осилит идущий. Пока не начнешь действовать, не найдешь тот вариант, который будет оптимальным для определенного отрезка времени.

Скорости, которые были в моей 28 — летней работе психолога и педагога в государственной системе и сегодняшние — это две разные скорости. В прошлой жизни были классные моменты, это была хорошая школа. И она стала отличной почвой для того, чтобы сейчас прийти к другому пониманию смыслов.

Основная проблема педагогики — мы пытаемся втюхать в сознание детей картину идеального мира. Но при этом мы сами в него не верим. Поэтому всем тяжело — детям, педагогам, родителям. Есть иллюзия, что жизнь — борьба, и некогда остановиться, чтобы понять: идеального мира просто нет. И хорошо, что его нет.

Потому что наш несовершенный мир — это прекрасная «Школа без школы», в которой есть ресурс для меня, а я — для него.

Подпишитесь на наш Telegram-канал и будьте в курсе главных новостей.

Источник: https://www.newsko.ru/articles/nk-4771113.html

Почему я до сих пор ненавижу школу

  • Это твой щенок, теперь он твой навсегда.
  • И ты не хочешь, но считаешь его дни и года.
  • И с каждым новым днем твоя любовь к нему растет.

Она станет огромной, когда он умрет.Дельфин. «Молоко»

Я ненавидел школу, когда мне было 10 лет, ненавидел, когда мне было 15, ненавижу и сейчас. Не буду публично называть номер школы, в которой я учился, но могу с уверенностью заявить: она была ужасная. Даже по сравнению с другими школами. И это не очередной пост «система образования — говно, я бы сдел лучше!» Я хочу рассказать вам именно про то, что я терпел 11 лет конкретно в своей школе.

Школьная форма. Начать можно с того, что я не вижу в ней смысла как такового. Одинаковая одежда на всех школьниках никаких не поможет «сконцентрироваться на предмете» и «не отвлекаться на посторонние вещи». Это обыкновенная одежда, и ни у кого не прибавится ни капли мозга, если он её наденет. Более того, противный похоронный черный костюм наоборот вгонял меня в депрессию и заставлял чувствовать себя говном. Таким же говном, как и все эти одинаково одетые люди, сидящие со мной в одном классе. Более того, мне (как и многим другим) эта форма совершенно не шла. И да, это огромная проблема, когда ты вынужден ходить перед сотней совей сверстников в одежде, которая совершенно для тебя не создана, только потому, что иначе тебя бы просто не впустили в школу на входе. Иногда доходило до того, что некоторых не пускали за то, что рубашка была не такая белая или чуть сероватая. И это продолжалось вплоть до конца одиннадцатого класса! Вдумайтесь.

Столовая.  В школе дети проводят в среднем около 5-6 часов, а то и больше. Разумно будет предположить, что им нужно что-то есть. К сожалению, в нашей школе (как и в большинстве других), видимо, не слышали про такие вещи, как мясо, гарнир, салаты, бутерброды, в конце концов. Всё это прекрасно заменяли БУЛОЧКИ.

БУЛОЧКИ были на любой вкус: с маком, с корицей, с изюмом, булочка с булочкой, булочка с булочкой в булочке. А кульминация заключалась в том, что всё это тесто было практически нечем запить.

Были либо стаканы с холодным чаем и каким-то самопальным соком, которые стояли чуть ли не на проходе (прикиньте на секунду, сколько пылюки туда попадало за одну перемену), либо какой-то мажорный сок за 5 гривен. А в те нищебродские времена мне на день давали всего 5.

Вот и выбирай: либо сожри две, надоевшие за 11 лет еще сильнее, чем сама школа, булочки, либо выпей 100 миллиграмм сока за 5 грн. Те, кто не ленился, бегали на переменах в соседнюю школу(!), чтобы поесть в их столовой (тамошний рацион был расширен чуть более съедобными блюдами, в т. ч. хотдогами, пиццей и прочим фастфудом).

Почему же наша школа не додумалась хоть как-то исправить ситуацию? Я тоже задавался этим вопросом. А ответ был таковым, что они не имеют права продавать в школьной столовой никакой пищи, содержащей майонез, кетчуп, томатную пасту, сыр, масло и прочие заморские пряности.

Интересно, тогда почему соседняя школа уже пару десятков лет тогрует запрещенными товарами и всё еще не пережила ни одного налёта чекистов? В любом случае, бегать в соседнее здание и травиться однообразными булками намного безопаснее для детей, как же.

Плохое поведение? Двойка в журнал! Это сейчас я понимаю, что я просто мог подать жалобу на этого учителя, т.к. заниматься подобной ахинеей он не имеет права. Но тогда я чувствовал лишь неимоверную злость и зашкаливающее чувство несправедливости. В журнале ставятся оценки за успеваемость, а не за что-то еще. Заметил какое-то нарушение? Задай вопрос по теме урока, посмотри конспект. Если ученик смог ответить на твой вопрос, значит, несмотря на своё безобразное поведение, плохую оценку за предмет ему ставить не за что. У нас же это выглядело примерно так: «Что? Ты повернулся к Маше Петровой? Да какая разница, что у тебя всё записано и ты можешь повторить всё, что я сказала? Ты повернулся — значит, ты тупой — значит, ты ничего не понимаешь в жизни и моём предмете в частности — значит, за урок ты получаешь ДВА! Садись!». Да и к тому же, какой нормальный ребенок сможет просидеть 45 минут, не двигаясь и постоянно смотря на преподавателя, как этого требует кодекс? Либо сферический долбоёб, либо будущий учитель. Третьего не дано.

КВН! Наша школа, как и многие другие, была просто помешана на культурных мероприятиях. Меня всегда бесило, когда меня пытались насильно заставить участвовать в какой-то непонятной самодеятельности, которая мне была совершенно не интересна.

Какой вообще от неё толк, когда все ненавидят то, что делают? Учителя сидят в актовом зале и ненавидят всех за то, что они сейчас не лежат на удобном диванчике, досматривая очередную серию какого-нибудь русского сериала с бездарными актерами.

Дети ненавидят всех за то, что они сейчас не курят за гаражами или даже не делают домашнюю работу (как по мне, это намного лучшая альтернатива). Но все друг другу улыбаются, показывают какие-то глупые сценки, лишённые смысла.

Идиллия! Радость! Счастье! И всё бы ничего, но самый сильный обвал этих мероприятий пришёлся нам на конец 11-го класса. Понимаете, да? У нас впереди госэкзамены, ВНО, вымаливание у преподавателя по физике хорошей оценки в аттестат. У многих детей график расписан по часам, включая оплачиваемых репетиторов и самоподготовку.

Но нет же, нужно делать КВН, нужно делать представления о толерантности общества и единстве народов. А за непослушание, конечно же, суровые угрозы испортить аттестат и остаток нашей жизни. Кстати, с этим наша школа тоже оказалась уникальной.

В отличие от многих своих собратьев, нашим выпускникам не помогали поднять средний балл аттестата — наоборот, его, как только могли, пытались снизить. А аргумент простой: «вот придет проверка, настучит по головам, мол, чего это у вас такие хорошие оценки?» Тысячи школ по всей стране спокойно себе живут без страха оказаться уничтоженными, а мы такие особые, ага.

Много букв и цифра.  Именно так можно вкратце описать уроки математики в нашей школе.

Требования к оформлению были колоссальными: не выходи за поля, не делай грамматических ошибок, отступай 4 клетки после домашней работы, пиши всё в каждой клеточке, подробно записывай ответ (см.

дальше), оберни тетрадь в обложку, пиши все аккуратненько, с карандашиком, линеечкой, циркулем и зеленой ручкой и т.д. Это ужасно. Нет, правда. Например, следующее решение будет считаться неверным. Как вы думаете, почему?

-3+2 = x+z; (z=0)

x = -1;

Если бы такая задача оценивалась максимально на 5 баллов, за такое решение вы бы получили не больше двух. А всё потому, что надо:

-3+2 = x+z; (z=0)

2+(-3) = x+z;-1 = x+z;x+z = -1;x+0 = -1;

x = -1.

И это в одиннадцатом классе! А ведь это лишь часть того, за что можно было получить тройку по математике, правильно отвечая на 100% заданий. Я уверен, даже после прочтения этого абзаца, вы не сможете представить полную картину этого маразма. Представить это просто физически невозможно.

Источник: https://hasteg.livejournal.com/11151.html

5 причин, почему учителя ненавидят школу больше, чем дети

Не только ученики не любят место, где обязаны «просидеть» 11 лет, но и учителя. Порой они работают в школе не 10 и не 15 лет, а гораздо больше. Что уж говорить о новичках: многие из них быстро сдаются и уходят. Из года в год учителя отмечают свой профессиональный праздник и говорят, как любят школу. Но кое в чем они лукавят. Ведь любят они давать знания, а не вот это вот все.

Преподаватели готовятся к предстоящим урокам не только в школе. Они тратят на это много времени и дома, за что им никто не доплачивает. Они проверяют тетради до глубокой ночи, а потом несут обратно в школу несколько килограммов «знаний». 

Им совсем не хватает времени на то, чтобы жить: ходить в театр и кино, болтать с подружками или пить чай с семьей. 

Они бы хотели, чтобы их избавили от кипы бумажной работы. Именно поэтому сейчас введены электронные журналы и дневники – так гораздо удобнее.

С каждым годом все больше молодых родителей недовольны учителями, к которым приходят на уроки их дети. Им не нравится количество домашки, причем часто родителям не важно, что учитель дает только то, что есть в программе. 

Кто-то даже пытается судиться с учителями. 

А еще зарплаты у педагогов в нашей стране очень низкие.

Для учеников старших классов, которые хотя бы изредка общаются со своими учителями, это не секрет. Введение ОГЭ и ЕГЭ когда-то повергло их в шок. Сейчас постоянные изменения в структуре этих экзаменов доставляют учителям массу проблем. Каждый год нужно готовить учеников по разным справочникам, самим учить новые стандарты и критерии. 

Кроме того, меняются правила, приходят «обновления» от Рособрнадзора и Министерства образования и науки. И как они с этим справляются?

Все мы знаем, как плохо могут себя вести дети и подростки. Кто-то залезает в обуви на парту, кто-то просто бегает, кто-то пачкает всех мелом. Сейчас еще появилось новое развлечение – рисовать на интерактивной доске и путать иконки на рабочем столе преподавателя. 

Учителя тратят более часа в день, чтобы успокоить разбушевавшихся школьников!

Помнишь дни, когда завуч просила надеть парадную форму и заплести косички? Когда учителя требовали максимальную готовность к открытому уроку? Вот тогда-то и приходили «любимые» учителями проверки. В такие дни все ходят «по струнке», нервничают и готовятся к отчетам по проделанной работе. 

Каждую графу в расписании, каждую точку и запятую спрашивают с учителей, а они переживают и прощаются с нервными клетками. 

Конечно, они находят плюсы в своей работе. К тому же, несмотря на проблемы, неприятности и недосып, они выкладываются каждый день на все 100%, чтобы ты знала их предмет. 

Не забудь сказать «спасибо» учителям за их труд!

Источник: http://www.ellegirl.ru/articles/5-prichin-pochemu-uchitelya-nenavidyat-shkolu-bolshe-chem-deti/

Ссылка на основную публикацию