Дети из бедных стран хуже учатся — студенческий портал

Безысходностью порабощены миллионы. © FreeImages.com Content License

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал Марина Ярдаева

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Журналист, педагог

Каждый четвертый ребенок в России растет за чертой бедности. Это только по официальной статистике. В реальности картина гораздо печальнее. А в перспективе — страшнее. Ведь дети — не только цветы жизни, но и наше будущее. Ребенок, растущий в нищете сегодня, — это плохо образованный, много работающий, но мало получающий, больной взрослый завтра.

Я работаю в школе и вижу этих детей — у которых две рубашки или блузки на весь учебный год, которые не обедают на большой перемене, а перекусывают двадцатирублевыми сухариками, носят сменную обувь в пакетах из «Пятерочки» и после потери тетрадки никак не могут купить новую.

Детей, которые не пойдут в десятый класс, даже если прилично сдадут ОГЭ, потому что родители говорят, что институт все равно не для них. Да и в девятый они тоже не пойдут, потому что в ПТУ теперь берут после восьмого, а потом наконец можно будет самим зарабатывать.

Таких детей много — и становится все больше. Эту грустную тенденцию можно наблюдать как раз по статистике переводящихся в десятые классы.

Если в 2000-е в лицеи и колледжи из школ уходила только треть подростков, то теперь — половина, а в 2017-м, например, так и вовсе 59% не захотели пойти в десятый.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Подведены итоги контрольной -что и требовалось доказать - студенческий портал

Оценим за полчаса!

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал Гимн проклятущему ЕГЭ

И происходит это вовсе не потому, что средне-специальное образование переживает расцвет, как хотят представить некоторые аналитики. Дети уходят из школы, чтобы «не терять зря два лишних года».

Они уверены, что в вуз на бюджет попадают только те, кого натаскивает армия репетиторов, а у их родителей на это нет денег — как и на платное обучение. Понимаете, они даже не пробуют, не совершают ни одной попытки получить высшее образование, чтобы, возможно, изменить собственное будущее.

Они наследуют от своих измотанных, ко всему равнодушных родителей выученную беспомощность. Не генетически, конечно, но наследуют. Они не знают, что может быть по-другому.

Положение в некоторых семьях столь отчаянное, что дети решают «не терять лишние годы» и в ПТУ.

Появились уже депрессивные регионы, в которых больше половины подростков после девятого или восьмого класса вообще заканчивают учебу.

В Тыве, где за чертой бедности живут более 40% населения, таких 63%. Уровень безработицы — тоже один из самых высоких по стране (18,3%). Некуда учиться. Некуда жить.

Что ждет таких детей в скором будущем? Если не маргинализация, пьянство и криминал, то низкоквалифицированный, малооплачиваемый, тяжелый, постылый труд. Если кому «повезет» найти работу не за копейки, то вкалывать придется нечеловечески, возможно без оформления и каких-либо социальных гарантий.

Долго, правда, пахать не получится — здоровье угробится очень быстро. И как-то резко. Однажды увезут на «скорой» прямо с завода или со стройки. Потом — неожиданная инвалидность.

Как так? Что, ничего не покалывало, не жгло, не тянуло? Так ведь подобные «мелочи» эти люди приучаются игнорировать еще с детства.

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал Как отменим бедность, так и заживем! В нищете…

Даже если роботизация, автоматизация, цифровизация все же восторжествуют — чем черт не шутит — и превратят неквалифицированных рабочих в получателей пособий, «скорые» все равно будут их увозить. Не из цехов и со строек, а с домашних диванов. Потому что у этих людей с детства не вырабатывается привычка следить за здоровьем, откликаться на сигналы организма.

Вот ребенок сидит на уроке, у него болит живот, он молчит, терпит. «Тебе плохо?» — спрашивает учительница. «Нормально», — устало отвечает тот. «Иди-ка в медкабинет», — настаивает педагог. «Не надо», — мотает головой ученик. Для него этот поход не имеет смысла.

Ну сходит он к школьному медику, ну получит направление к гастроэнтерологу. В районной поликлинике гастроэнтеролога нет, в городской — запись на три месяца вперед, платно — дорого. Мать лишь разозлится, скажет: выдумал, наверное, чтобы увильнуть от занятий, вот и дома вечно живот болит, когда надо делать уроки.

Да и сдавали же анализы недавно, всего год назад, нормально все было.

У ребенка, который постоянно запивает газировкой дешевые сладости, конечно, гастрит. Но родителям некогда этим заниматься — они работают по 12 часов. Да и у кого сейчас нет гастрита? И ничего, живут.

Не верите, что так бывает?

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал Станем ли мы когда-нибудь богаче?

В прошлом году моей дочери понадобилось обойти нескольких специалистов, чтобы получить справку, что она может заниматься спортивным туризмом. Из двух десятков подростков, записавшихся в секцию, к нужному сроку, к октябрю, вместе с моей дочерью справки принесли еще два человека.

К Новому году документы были только у половины, остальные бросили кружок — к этому времени как раз выяснилось, что нужно еще и лыжи специальные покупать.

Когда такие дети повзрослеют, они не будут пытаться устроиться на лучшую работу, потому что для этого потребуется пройти медкомиссию, потратить три месяца на обучение и купить добротный костюм. 

Слишком апокалиптично? Не может быть, чтобы такой безысходностью были порабощены миллионы? Разумеется, есть те, кто разрывает порочный круг, преодолевает нищету, на которую были обречены с пеленок. Но это стоит огромных усилий. Это — исключения. Остальное — закономерный итог провала социальной политики.

Марина Ярдаева

Идеи о том, как с пользой провести время в изоляции, а также фото и видео из охваченных эпидемией коронавируса городов присылайте на адрес COVID-19@rosbalt.ru

Источник: https://www.rosbalt.ru/blogs/2019/08/08/1796217.html

Привилегированная бедность: как студенты из неблагополучных семей сталкиваются с проблемами в элитных колледжах США

В последние годы американские вузы из Лиги плюща стали принимать больше студентов из бедных семей. Но уже в первые недели ученики сталкиваются с реальностью. Они узнают, что поступление еще не значит, что их приняли в студенческую жизнь.

Даже если студенты учатся на отлично, культ денег и дорогих брендов в кампусах заставляет их чувствовать себя низшим классом.

Это ведет к фрустрации и расстройствам, которые ставят препятствие в развитии академической карьеры «привилегированной бедноты».

«Деньги остаются обязательным требованием для полного принятия в студенческую жизнь, несмотря на заявления об обратном», — пишет Джек.

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал

Студенты Гарвардского университета празднуют вручение дипломов, 30 мая 2019

Новая проблема связана с политикой в образовании. Университеты в США стараются, чтобы их студенческий состав был более разнообразным. Вузы поддерживают равные возможности при поступлении для всех в независимости от цвета кожи, этнического и социального происхождения.

Например, при бывшем президенте Бараке Обаме приняли рекомендации о «позитивной дискриминации» в учебных заведениях, но нынешний лидер США Дональд Трамп отменил их.

Университеты отказываются подчиняться новому требованию и продолжают бороться за право учитывать расовую принадлежность абитуриента.

Учебные заведения проводят политику «смешивания», поэтому студенты из бедных семей учатся с детьми «1%» (группа самых богатых людей мира). Дети из обеспеченных семей активно демонстрируют свой социальный статус.

Например, носят одежду дорогих брендов и нанимают дизайнеров для ремонта комнаты в общежитии.

«В одном кампусе студентка предложила своей соседке $500 долларов, чтобы та съехала из двухкомнатной квартиры — она не хотела ни с кем делить жилье», — отмечает Джек.

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал

Исследователь отмечает, что не все студенты с низким доходом одинаковы. Он выделяет две группы таких учеников. Первая — «вдвойне обездоленные» (из бедных государственных школ), которые сталкиваются с культурным шоком и изоляцией. Они понимают, что жизнь в элитных колледжах — это еще одни формы социальных и экономических ограничений, с которыми они столкнулись.

Исследователь приводит в пример своего ученика, который испытывал стресс от обстановки в колледже и не мог сосредоточиться на учебе. «У многих из них никогда не было таких денег, и они никогда не ходили в школу с теми людьми, с которыми они сталкиваются в кампусе», — говорит исследователь.

Вторая группа — это «привилегированные бедные» (учились в частных средних школах). Они уже сталкивались с правилами, которые регулируют жизнь в элитных колледжах, поэтому быстро ориентируются в обстановке. Это дает им преимущества по сравнению с другими сверстниками с низким доходом.

При этом обе группы студентов нуждаются в деньгах, поэтому берут подработку. Например, они могут убирать ванные комнаты в общежитии. «Нам приходится собирать грязные тампоны и использованные презервативы, вытирать липкие полы, подметать мертвых тараканов и крыс, выкапывать рвоту из раковин и вырывать волосы, застрявшие в засоренных стоках», — говорят они.

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал

«Привилегированная бедность» поднимает новые вопросы в образовательных процессах. Джек считает, что университеты отражают не только новый уровень неравенства, но и демонстрируют неспособность должным образом решить его.

По его мнению, профессорам, деканам и центрам поддержки следует искать новые способы активного вовлечения студентов. Такие способы, например, существуют в Уильямс Колледже и Университете Северной Каролины. Здесь есть умные программы, которые помогают новичкам адаптироваться в колледже.

Их интегрируют в сообщества, где учатся такие студенты, на протяжении всего бакалавриата.

В 2017 году команда во главе с экономистом из Гарварда, обнаружила, что ученики из богатых семей, чьи родители зарабатывает больше $630 тысяч в год, имеют в 77 раз больше шансов быть принятыми в вузы Лиги плюща, чем ученики из семей с доходами меньше $30 тысяч в год.

Кроме того, исследование показало, что в 38 элитных колледжах Америки среди всех студентов больше тех, чьи семьи принадлежат к самым богатым из богатых людей (1%).

Другие исследователи подтвердили, что только 14% студентов в элитных школах, происходят из семей c низким заработком.

Владислав Шагалов

Источник: https://rtvi.com/stories/privilegirovannaya-bednost-obrazovania/

Без вариантов. Почему школьники из бедных семей не могут сдать ОРТ и поступить в вуз

«Я всегда мечтал получить высшее образование», — говорит 17-летний Манас, работающий на автомойке в Баткене. Но его мечта осталась мечтой — школьник не смог набрать пороговый балл на Общереспубликанском тестировании (ОРТ), и путь в университет для него оказался закрыт.

Ситуация, в которой оказался Манас — не единичная. Ежегодно вместе с ним тысячи выпускников не могут поступить в вузы из-за того, что проваливают ОРТ. Например, в 2014 году каждый второй школьник в Кыргызстане не смог набрать пороговые 110 баллов и сдать тестирование.

Эти 110 баллов — обязательное требование для поступления в большинство вузов Кыргызстана по всем направлениям, кроме специальностей культуры и спорта.

Что же делать выпускникам, которые не сдали ОРТ? Решений несколько: есть деньги — поступай в профтехлицей, если нет — иди работать или готовься к экзаменам в следующем году, что потребует дополнительных времени и денег.

Манас признается, что еще в школе понимал, насколько низки его шансы стать студентом. «Мы сразу знали, что денег на оплату контракта в нашей семье не хватит», — говорит он.

Такие переживания ребенка в школе не совпадают с целями ОРТ, которое должно обеспечить «равный доступ к высшему образованию на основе честного, прозрачного, независимого тестирования».

Почему же Манас и тысячи школьников по всей стране не сдают ОРТ? Они плохо готовились? А может быть они не такие одаренные? Или причина совершенно в другом?

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

Редакция Kloop.kg провела статистическое расследование и выяснила, что дети из бедных семей с самого момента поступления в школу ограничены в доступе к образованию, а проваленные экзамены по ОРТ — это только последствие такой дискриминации в системе образования.

Манасу «повезло» родиться в Баткенской области — одной из беднейших в Кыргызстане. По статистике, вероятность провала ОРТ возрастает, если школьник живет в одной из бедных областей страны.

Например, в 2014 году двое из трех выпускников школ в Баткенской, Джалал-Абадской и Ошской областях не набрали проходные баллы на ОРТ — эти области самые бедные из семи областей в Кыргызстане.

В 2015-2016 годах ситуация несколько улучшилась, но все равно в бедных областях доля не набравших проходной балл выше.

Но место рождения — не самый важный фактор для успешной сдачи ОРТ. Большее значение имеет уровень достатка семьи. Если ребенок родился в бедной семье, его шансы сдать ОРТ гораздо ниже.

В богатых семьях родители могут оплатить детям услуги репетитора, купить хорошие канцтовары и учебники, а в бедных такого себе позволить не могут. Манасу не могли купить даже старенький компьютер, не говоря уже о репетиторах.

По статистике, бедные семьи тратят в 30 раз меньше денег на образование своих детей, чем богатые. Это еще один важный фактор, влияющий на получение образования.

Кроме нехватки денег в семье Манаса, в его школе было недостаточно учебников — это делает бесплатное школьное образование не равным и не доступным для всех. Даже в Центре оценки образования и методов обучения (ЦООМО) при минобразе отмечают, что в школах с детьми из обеспеченных семей показатели ОРТ значительно выше.

«Школы, в которых учатся дети с высоким социально-экономическим статусом, всегда имеют более высокие результаты, чем школы с учащимися, имеющими более низкий социально-экономический статус», — сказано на самом сайте ЦООМО.

Еще одна проблема — систематический пропуск занятий. Данные Нацстаткома говорят, что больше всего детей не посещают школы из-за инвалидности — это 1200 человек, около половины от всех детей, пропускающих занятия.

Все остальные причины связаны с бедностью: дети живут в неблагополучных семьях и испытывают материальные трудности, не посещают школы по семейным обстоятельствам, работают. Это доказывает, что именно школьникам из бедных семей приходится чаще пропускать занятия в школе или вообще туда не ходить.

Не исключением был и Манас. «Родители заняты в сельском хозяйстве — во время школы мне надо было помогать им. Приходилось пропускать школу», — признает он.

Статистический анализ Kloop.kg показал, что бедность не дает шансов на доступ к качественному образованию.

Что же Манас будет делать со своей мечтой учиться?

«Уже ничего», — отвечает он.

Как и многие его друзья по несчастью, он собирается в Москву на заработки. Что ждет его в жизни? Статистика подсказывает, что чем ниже уровень образования, тем выше вероятность оказаться за чертой бедности. Получается замкнутый круг: школьники из бедных семей получают худшее образование, что не дает им эту бедность преодолеть.

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал Иллюстрация: Дарья Удалова для Kloop.kg

В минобразе считают, что решать проблемы школьников с бедностью — это не их задача. Ведомство видит равенство в том, что школьники из сел и городов получают примерно одинаковое количество грантовых мест в вузах. Но в действительности школьникам довольно сложно попасть на эти места — их получает менее 10% всех участников ОРТ.

«ОРТ справляется со своей задачей. Оно дает возможность учащимся, обучающимся в школах, расположенных не только в столице или в Оше, но и в малых городах и селах получить грант на обучение. […] Что же касается корреляции между уровнем бедности и уровнем ОРТ, то здесь необходима в первую очередь социальная поддержка семей и детей в трудной жизненной ситуации», — говорят в ведомстве.

При этом там признают, что тест показывает недостаточное качество подготовки выпускников в школе.

«Тест показывает, сможет ли абитуриент успешно учиться в вузе. В школе же мы до сих пор в основном “даем” знания, а не развиваем критическое мышление учащихся, умение работать с учебным материалом. Отсюда для многих возникают сложности в работе с основным тестом», — объясняют в министерстве.

Там считают, что Кыргызстану нужно менять «организационную культуру школ» и качество работы педагогов, но на это нужно много времени и усилий.

В 2015-16 годах министерство образования выпустило большое количество пособий с разъяснениями, что такое ОРТ, и как к нему готовиться — отчасти благодаря этим пособиям, средний показатель тестирования возрос на 10 баллов.

Источник: https://kloop.kg/blog/2018/05/08/bez-variantov-pochemu-shkolniki-iz-bednyh-semej-ne-mogut-sdat-ort-i-postupit-v-vuz/

Бедные, но умные

На минувшей неделе был представлен аналитический доклад «Российское образование в контексте международных индикаторов», подготовленный Федеральным институтом развития образования (ФИРО) РАНХиГС.

Читайте также:  В каждой школе появится факультатив по шахматам - студенческий портал

Впервые показатели отечественной системы образования сопоставляются с показателями развитых стран, входящих в Организацию экономического сотрудничества и развития (ОЭСР), а уровень образования в стране прямо связывается с ее экономическим развитием.

Александр Трушин

Россия — одна их самых образованных стран в мире.

И это не лозунг, а реальное положение дел: 63 процента населения в возрасте от 25 до 64 лет, говорится в докладе, имеют третичное образование (дипломы об окончании вузов и колледжей, где готовят специалистов среднего звена).

По этому показателю из 46 стран — членов ОЭСР и партнеров мы уступаем только Ирландии и Канаде. У нас очень низкая доля людей образованием ниже полного среднего — 5%, второе место после Японии.

Во всем мире высокая доля населения с третичным образованием в стране сопровождается высоким уровнем ее экономического развития.

Образование населения — это самый общий показатель потенциальных возможностей использования современных технологий в экономике, обеспечивающих сегодня конкурентные преимущества и качественные параметры экономического роста. Казалось бы, констатация очевидная.

Но Россия, как всегда, — парадоксальное исключение. При образцово-показательном уровне образования мы занимаем не лидирующие строчки в экономических рейтингах, а весьма скромное 36-е место из 46 стран ОЭСР по объему ВВП на душу населения по паритету покупательной способности (ППС).

Наш показатель 25 767 долларов, а текущая позиция — между Турцией и Чили. Если бы мы соответствовали общемировой тенденции, то этот показатель был бы в два раза выше, подчеркивается в докладе,— где-то на уровне США.

Объяснить этот парадокс «Огонек» попросил автора доклада, директора Научно-исследовательского центра мониторинга и статистики образования ФИРО РАНХиГС Марка Аграновича.

— Есть две страны, выбивающиеся из общего тренда: это Россия и Люксембург,— говорит он.— У нас экономическое развитие сильно отстает от уровня образования. А в Люксембурге, наоборот, опережает.

Там ВВП на душу по ППС просто зашкаливает — 105 139 долларов, хотя уровень образования, в общем-то, средний по ОЭСР. В этой стране зарплаты учителей на втором месте среди бюджетников.

А на первом — зарплаты воспитателей детских садов.

Легенды и мифы российского образования

Куда же в отечестве девается преимущество, которое дает статус «самой образованной страны»? Можно, конечно, утешиться, что это вопрос в большей степени для политиков, но и само «преимущество» вызывает много серьезных вопросов. Составители доклада попытались разобраться, в чем отличие нашей системы образования и насколько она связана с рынком труда.

Читать далее

Выяснилось: в России среди людей с третичным образованием в возрасте от 25 до 64 лет очень высока доля людей со средним профессиональным образованием — в два с лишним раза выше, чем в странах ОЭСР. У нас выпускники СПО составляют 44 процента, бакалавры, специалисты и магистры — 55 процентов. Средние показатели ОЭСР — соответственно 17 процентов и 81 процент.

Это большая неожиданность. Ведь у нас на всех углах твердят, что предприятиям не хватает рабочих и специалистов среднего звена: в топ-10 самых дефицитных профессий в России входят сварщики, слесари, операторы станков («Огонек» подробно писал об этом в № 45 за 2019 год). Марк Агранович объясняет:

— В развитых странах человек, получивший среднее профессиональное образование, продолжает учебу в системе дополнительного профобразования (ДПО). И со временем заканчивает вуз.

Почти всеобщее высшее в современной России — это значительное количество дипломов, полученных в вузах с сомнительной репутацией. Пока же на рынке труда соискатели с вузовскими дипломами вытесняют работников с более низким образованием.

Работодатели предпочитают брать на рабочие профессии людей из институтов и университетов. Они более развиты, дисциплинированны и коммуникативны.

Другой отмеченный в докладе нюанс: структура специальностей в наших университетах сильно перекошена.

По сравнению со сложившимися в странах ОЭСР моделями у нас до сих пор, как и в СССР, преобладают выпускники инженерных и технических специальностей, связанных с производством,— их выпускают в полтора-два раза больше, чем в развитых странах.

Российских абитуриентов призывают поступать в технические университеты, а число бюджетных мест в вузах по социально-экономическим, гуманитарным и медицинским направлениям в последние годы резко сократилось.

По этим направлениям доля выпускников у нас намного ниже, чем в развитых странах, где, наоборот, акцент делается на подготовке по социальным наукам, искусству, педагогике.

Эту позицию Марк Агранович комментирует так:

— Начнем с того, что многие наши инженеры не работают по специальности! Либо зарплаты маленькие, либо их подготовка не устраивает работодателей. Есть у нас технические вузы, выпускников которых отрывают с руками. Но таких вузов немного.

Сегодня просто невозможно выпустить готового специалиста, его надо доучивать. Кто больше всех говорит об отсутствии кадров? Крупные государственные предприятия. Но часто они сами не эффективны. И эти предприятия занимают большую часть промышленного сектора.

А частные предприятия более тщательно подходят к подбору персонала, занимаются повышением квалификации работников и доучивают их на рабочем месте или в образовательных организациях. И на самом деле, у нас экономисты, юристы и медики очень востребованы рынком труда.

На эти направления абитуриенты идут вопреки мнению Минобрнауки и несмотря на то, что семьи при этом несут высокие затраты.

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал

Есть еще одна отечественная «особенность»: очень много у нас тех, кто получил «неочное» третичное образование. Доля заочников в СПО — 31 процент против 6–7 процентов по странам ОЭСР.

В бакалавриате — 49 процентов при среднем значении по странам ОЭСР 21 процент, а в магистратуре — 36 процентов против 17 процентов. Автор доклада убежден: заочное образование по качеству не равно очному.

Это надо учитывать, когда мы говорим о высокой образованности в нашей стране.

— Это традиция, заложенная еще во времена СССР, и мы ее сохраняем,— говорит эксперт.— Тогда заочное образование в массовом масштабе оправдывалось плохими коммуникациями, не всякий студент мог уехать учиться в большой город. И в ту, доинформационную эпоху, эта форма образования не была идеальной.

Но дело не в этом, а в качестве высшего образования. У нас системы для его оценки просто нет. Ведь оценивать уровень подготовки специалиста должно не учебное заведение, которое ему выдает диплом, не университет, а рынок труда.

О необходимости такую систему создать и отладить говорят давно, но пока это только разговоры.

От горшка

Отличия родной системы образования от развитых стран начинаются с самого раннего возраста. Нобелевский лауреат по экономике Джеймс Хекман доказал, что наибольшая отдача от инвестиций в человеческий капитал получается именно в дошкольном образовании, причем в младших возрастах.

По международной классификации различают два уровня дошкольного образования: программы раннего развития (до 3 лет) и предшкольное образование (от 3 лет и выше). Так вот, Россия не только отстает от развитых стран по охвату детей программами первого уровня, но даже снизила этот показатель по сравнению с 2005 годом (с 21 до 19 процентов).

Одна из причин: ключевым показателем федеральных образовательных программ стало обучение именно на предшкольном этапе. В итоге многие дети у нас просто не проходят первую стадию развития. А значит, и не развиваются так, как нужно в этом возрасте. В большинстве стран очень важную роль в дошкольном образовании играет негосударственный сектор, особенно в сфере услуг раннего развития.

В Израиле и Индонезии доля частного сектора достигает 100 процентов. В России частных детских садов — 1 процент от общего числа дошкольных учреждений.

Дальше — начальная школа. В большинстве стран дети идут в первый класс в 5–6 лет. Только у нас и в Турции — в семь.

В странах ОЭСР начальная школа, как правило, занимает 6 лет. У нас — только 4 года. Это еще одна традиция советских времен, когда продолжительность обучения в начальных классах колебалась от четырех до трех лет.

По мнению авторов доклада, это не просто сравнительные характеристики, а сущностные. В частности, Марк Агранович обращает внимание на то, что первый класс в большинстве развитых стран — это время привыкания к школе и выявления склонностей.

Не столько получение знаний, сколько игра, в которой дети учатся общению друг с другом и учителем. Однако, как ни привлекательна европейская система, мы к ней пока не готовы, учеба в первых классах российских школ устроена совершенно иначе.

Еще одно серьезное отличие — сроки обучения. Почти во всех странах ОЭСР дети учатся 12, 13, а то и 14 лет, в основном с 6 до 19 лет. У нас — 11 лет.

При этом академическая нагрузка на учеников (число уроков) у нас меньше, чем в среднем по ОЭСР — да, да! Как бы ни возражали родители — в начальной школе 599 часов в год против 799 часов, в основной школе — 803 часа против 919 часов. Слишком уж много в стране праздничных дней и чересчур долгие каникулы.

Поэтому и такие нагрузки в школе — наши дети должны усваивать примерно такой же объем учебного материала, как и их сверстники в других странах, но за меньшее количество часов.

Едем дальше. В начальных классах российские школьники гораздо больше, чем их зарубежные сверстники, изучают родной язык и литературу и существенно меньше — иностранный язык и социальные науки.

В 5–9-х классах российских школ гораздо больше, чем за рубежом, уделяется времени на изучение естественных наук.

В развитых странах дети в этом возрасте изучают искусство и второй иностранный язык — у нас этого практически нет.

Все это, впрочем, вовсе не означает, что российская система образования хуже или лучше других. Она другая. Невысокий уровень расходов на образование в отечестве удручает, но, оказывается, соответствует уровню нашего экономического развития, так отмечается в докладе.

Вот занятные цифры из этого документа: средняя величина расходов на 1 школьника по странам ОЭСР составляет 10 тысяч долларов в год, в России этот показатель ниже более чем в два раза — 4,2 тысячи долларов. Средняя годовая заработная плата педагогов в развитых странах варьируется от 15,1 тысячи долларов в Латвии до 108,7 тысячи долларов в Люксембурге.

Среднее значение по странам ОЭСР — 42,9 тысячи долларов. Заработная плата учителей в РФ составляла в 2016 году 23,3 тысячи долларов (по ППС, до налогов и социальных вычетов). Но самая впечатляющая цифра — это доля государственных расходов на образование в процентах от ВВП: на школу мы тратим 1,9 процента, на СПО — 0,1 процента, на ВПО — 1 процент.

Это самые низкие показатели по ОЭСР…

Марк Агранович, однако, призывает не забывать и о позитиве:

— Доля нашего высшего образования на международном рынке занимает 6,8 процента — это третий показатель в мире. Значит, нам есть чему научить. Вопрос — кого. В основном у нас учатся студенты из слаборазвитых стран и ближнего зарубежья.

Куда идем

У каждой страны свои ответы на вызовы в сфере образования, отмечается в докладе ФИРО. И все страны по-разному на них реагируют. Одни, как, например, Финляндия, коренным образом ломают традиционные школьные программы и учебные планы и переходят к курсам, объединяющим несколько предметов.

Другие, как наша страна, идут по экстенсивному пути, наращивая объемы информации в учебных программах, ищут опору в прошлых достижениях национальной системы образования. Образование — очень консервативная сфера жизни. И желание поэкспериментировать здесь может привести к печальным результатам.

— Наш доклад о том, как наша система образования выглядит в свете международных показателей,— итожит Марк Агранович.— Но они не могут быть целью. Нам прежде всего важно знать, к какому результату мы идем.

Говорить об эффективности или неэффективности системы можно тогда, когда мы понимаем, чего хотим добиться. Наша главная проблема в том, что это у нас нигде не сформулировано. Мы делаем вид, что знаем, каким должен быть выпускник школы. Или каким специалистом будет, когда окончит вуз.

А насколько эти наши представления соответствуют реальности — неизвестно.

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал

Что же известно? Что наше образование — парадоксов друг. Считается, что рабочих специалистов не хватает — а их переизбыток.

Не первый год идет борьба с «неправильными» приоритетами абитуриентов — их изо всех сил направляют на технические специальности, а большинство свежеиспеченных инженеров остаются без работы, и спрос как раз — на гуманитариев. Дети в школах задыхаются от непомерной нагрузки, но, оказывается, недорабатывают.

Система дополнительного профессионального образования, без которой в наш инновационный век никуда, просто не создана. И в итоге «самое лучшее» образование оказывается на деле совсем не «самым», а «всеобщая образованность» — почти поголовной недообученностью.

Ну и под занавес финальный экспертный вывод: наша экономика не использует даже те возможности, которые ей предоставляет отечественная система образования. Но это вопросы уже не к школам и вузам…

Источник: https://www.kommersant.ru/doc/4170764

В школе плохо относятся ко мне из-за того,что я живу в бедности

68 ответов

Последний — 26 апреля 2019 г., 21:02 Перейти

Гость

самой зарабатывать начать….в пицерии например

Гость

походу эта та автор со сломанным вентилем и перемерзшими трубвми

Татьяна

Что такое бедность? Когда я училась в начальной школе, в классе училась Ольга. Я пригласила ее в гости, моя мама пекла шаньги. У нас всегда на балконе мешок муки 12 килограмм. Ольга говорит как много у Вас муки. Мне этот разговор очень запомнился как пример о бедности и богатстве. Пиша есть, одежда есть. Что еще надо?

Гость 7

Что такое бедность? Когда я училась в начальной школе, в классе училась Ольга. Я пригласила ее в гости, моя мама пекла шаньги. У нас всегда на балконе мешок муки 12 килограмм. Ольга говорит как много у Вас муки. Мне этот разговор очень запомнился как пример о бедности и богатстве. Пиша есть, одежда есть. Что еще надо?

Ага, и с папашей, который забыл сумку с деньгами на остановке)

Рыжая Такса

Автор, я в 15 училась на 1-ом курсе колледжа. еда дома всегда была, а вот одевалась ужасно — смешки и подколки были. Как решила проблему — общалась только с мальчиками, благо их в техническом колледже было 80%, — с ними во-первых, было в тысячу раз интереснее — мы с ними системные блоки перебирали, Лема и судьбы мира обсуждали.

С середины первого курса стала делать контрольные, чертежи, писать сочинения за деньги — на «выручку» покупала ткани и шила не очень сложные вещи по выкройкам из Burda для «чайников»(были специальный выпуски с простыми в пошиве моделями).

Пошла в театральную студию — через год стала местной «звездой», появился поставленный «голос», исчез страх перед публикой.

Гость

с человек можно поговорить о литературе, о музыке, об искусстве, обсудить какие то свои темы, проблемы, много чего интересного можно обсудить с малообеспеченным человеком

Татьяна

Что такое бедность? Когда я училась в начальной школе, в классе училась Ольга. Я пригласила ее в гости, моя мама пекла шаньги. У нас всегда на балконе мешок муки 12 килограмм. Ольга говорит как много у Вас муки. Мне этот разговор очень запомнился как пример о бедности и богатстве. Пиша есть, одежда есть. Что еще надо?

Алина

Ну что вы, Гость… какая литература, какая музыка и искусство. Вам же сказали — она в ДиснейЛэнде была, она на сноуборде учиться кататься и т.д. Тут на кривой козе не подъедишь)))

Гость 7

Ну не все такие философы как вы. Мне бы тоже было не интересно с малообеспеченным человеком именно из-за его ограниченных возможностей, но ни обижать, ни унижать я бы не стала. Просто о чем говорить? Все мои рассказы как я в Дисней ленд ездила, или на новогодние праздники на море, или на сноуборде учусь кататься будут с таким человеком выглядеть хвастовством.

Я позову ее в кафе, в кино, она не сможет пойти и тд. У меня друзья занимаются постановками театральными, это очень интересно, среди них очень прикольные молодые люди и девушки, веселые, общительные, действительно талантливые, так вот, на аренду помещения, на декорации, на одежду для выступлений нужны деньги и приличные.

Так что не путайте современный мир и времена вашей молодости, когда были пионеры и бесплатные кружки

Гость

Судя по ТВОЕМУ интеллекту( а точнее, его отсутствию) с ТОБОЙ даже гастеру неинтересно было бы. Пустышка…

Гость

самой зарабатывать начать….в пицерии например

Новые темы

Дети из бедных стран хуже учатся - Студенческий портал

  • Гость
  • Это девочка с замерзшим вентилем)
  • Ща Вау придет и сагитирует всех на скидывание по сотке:)
  1. Сонная тетеря
  2. ГостьЭто девочка с замерзшим вентилем)Ща Вау придет и сагитирует всех на скидывание по сотке:)
  3. Ага, опять она.

вау

Это не она, той было 17, жила с мамой.

Гость

А вообще, я не верю автору.У нас были откровенно бедные ребята в классе. Никому в голову не приходило их игнорировать из-за этого. Дети ценят лидерские качества, им важнее равнятся на вожака стаи.

Читайте также:  Курсы логопеда: короткие и длинные, очные и дистанционные - студенческий портал

Кто остроумнее, кто красивее (на школьный вкус), кто круче, как человек.И собирались мы помню на квартирах именно у детей со скромным достатком. Видимо, их родители не боялись, что поломают что-то в квартире.

И это было весомым аргументом дружбы и лидерства в пользу тех детей.

Еще дружили хорошо с теми, у кого родители доброжелательные. У кого монстры, тех сторонились, жди беды и проблем.

Гость 7

Быль=быть) пишу как положено тп с айфона))

Гость 7

была на экскурсии в Вероне, очень интересный рассказ про Ромео и Джульетту слушала, было любопытно, приехала перечитала почти всего Шекспира.

Гость

Вы были настолько бедны, что вынуждены были держать запас муки в мешке на балконе? Вы боялись черного дня?Я бы тоже удивилась. Никогда не видела, чтобы продукты хранили в таких количествах и в таком странном месте.

Такое бывало только у пенсионеров, переживших блокаду, в 90-е годы. Это понять еще можно.

Гость

Ну не все такие философы как вы. Мне бы тоже было не интересно с малообеспеченным человеком именно из-за его ограниченных возможностей, но ни обижать, ни унижать я бы не стала. Просто о чем говорить? Все мои рассказы как я в Дисней ленд ездила, или на новогодние праздники на море, или на сноуборде учусь кататься будут с таким человеком выглядеть хвастовством.

Я позову ее в кафе, в кино, она не сможет пойти и тд. У меня друзья занимаются постановками театральными, это очень интересно, среди них очень прикольные молодые люди и девушки, веселые, общительные, действительно талантливые, так вот, на аренду помещения, на декорации, на одежду для выступлений нужны деньги и приличные.

Так что не путайте современный мир и времена вашей молодости, когда были пионеры и бесплатные кружки

Гость

ГостьА вообще, я не верю автору.У нас были откровенно бедные ребята в классе. Никому в голову не приходило их игнорировать из-за этого. Дети ценят лидерские качества, им важнее равнятся на вожака стаи. Кто остроумнее, кто красивее (на школьный вкус), кто круче, как человек.

И собирались мы помню на квартирах именно у детей со скромным достатком. Видимо, их родители не боялись, что поломают что-то в квартире.

И это было весомым аргументом дружбы и лидерства в пользу тех детей.Еще дружили хорошо с теми, у кого родители доброжелательные. У кого монстры, тех сторонились, жди беды и проблем.

Очень похоже на мои школьные годы. Престижная физ.—мат.школа, большинство в классе из обеспеченных семей. А у одной девочки в семье еще двое мелких, пьянь папаша, упаханная на двух работах мама. Не помню ни разу, чтоб кто-то из нас пренебрежительно к ней относился или смеялся над бедной одежкой.

И в гости звали, и уроки вместе прогуливали. И как-то по барабану была разница в материальном положении. Позорным считалось на это «давить». Тем более, несмотря на обеспеченность, многих из нас родители ни фига не баловали. Все блага — за достойную учебу.

Или каникулы тупо на даче 🙁 А та девочка закончила экономический в Питере, кстати. Сейчас преуспевает — мама не горюй 🙂 Но Автору верю — подростки сейчас в большинстве ориентированы на материальный статус. И нетерпимости к тем, кто победнее, хватает.

Паршиво то, что под влиянием окружения многие дети начинают презирать своих небогатых родителей.

Источник: http://www.woman.ru/kids/teens/thread/4387489/

Бедные учатся хуже

В Израиле детям из неблагополучных семей сложнее чем в других странах достичь успехов в образовании. Об этом свидетельствует новый отчет ОЭСР. Разрыв в показателях образованности детей из бедных и состоятельных семей – один из самых высоких среди развитых стран.

Социальные разрывы в Израиле во всем, что касается уровня школьного образования, исключительно велики. По данным ОЭСР, нигде, кроме Люксембурга, не наблюдается столь большая разница в достижениях учеников средних школ, как в Израиле.

Отчет ОЭСР базируется на результатах тестов, проведенных в рамках Международной программы по оценке образовательных достижений учащихся (Programme for International Student Assessment, PISA).

Последняя серия таких тестов была проведена в 2015 году, и по результатам этих тестов израильские школьники заняли только 28 место из 35 по грамотности и 30-е – по математике.

Но и это лишь средние показатели. Доля учеников из социально незащищенных семей, демонстрирующих хорошие оценки, меньше, чем в среднем по ОЭСР. Еще один тревожный результат проверки: все меньше израильтян могут похвастаться более высоким уровнем образования, чем их родители.

Особенно велик разрыв в оценках по естественнонаучным дисциплинам. В то время как средняя оценка в высшей четверти достижений – 603 балла, у учеников из экономически слабых семей она на треть ниже – 417 баллов.

Еще один показатель, свидетельствующий о неравенстве: в слабых семьях доля израильских учеников, которые по всем проверяемым предметам (естественнонаучные дисциплины, грамотность и математика) достигли третьего уровня или выше составляет всего 16% по сравнению с 25% в развитых странах – членах ОЭСР.

Достижения учеников из неблагополучных семей существенно ниже почти во всем мире, но в некоторых азиатских странах этот показатель все же превышает 40%.

Составители отчета справедливо заявляют, что все эти показатели имеют особое значение, повышая или, соответственно, понижая шансы школьников на получение высшего образования и, в дальнейшем, на шансы получить высокооплачиваемую работу.

Неблагополучие в семьях, понятно, негативно отражается на школьных успехах. Но еще одна причина разрывов объясняется, тем, что только 5% израильских школьников из экономически слабых семей посещают «сильные» школы. По этому показателю Израиль находится в последней, самой нижней четверти рейтинга ОЭСР.

В свете этих данных неудивительно и то, что по-прежнему сравнительно невелики и шансы израильских школьников из неблагополучных на получение лучшего образования, чем у их родителей. Эта проблема, впрочем, характерна для всего Израиля.

Как известно, Израиль занимает второе место в мире по доле граждан с высшим образованием, но, вероятно, эта ситуация вскоре изменится к худшему. По данным отчета ОЭСР, только 30% молодых израильтян в возрасте от 26 до 35 лет могут похвастаться более высоким уровнем образования, чем их родители.

Неблагоприятную тенденцию подчеркивает тот факт, что в возрастной категории 56-65 более половины израильтян, 52%, располагают лучшим образованием, чем их родители, а в ОЭСР этот показатель равен только 43%.

Евгений Весник, НЭП. Илан Эсаяг

Источник: https://nep.detaly.co.il/bednye-uchatsya-huzhe/

Образование – не для бедных

Источник: http://www.stoletie.ru/ В следующем десятилетии абитуриенты столкнутся с серьезной нехваткой мест

По демографическому прогнозу количество выпускников школ, которые захотят продолжить образование, в ближайшее время вырастет до 3,5 млн. Об этом предупредила председатель Счетной палаты Татьяна Голикова на деловом завтраке в Российском экономическом университете им. Г.В. Плеханова, посвященном проблемам высшего образования.

Долгое время у нас в стране бытовал миф о безграмотной дореволюционной России и о зловещем царизме, державшем рабочих и крестьян во тьме. Миф этот основывался на заключении Ленина об «одичалости народных масс»: «Такой дикой страны, в которой бы массы народа настолько были ограблены в смысле образования, света и знания, – такой страны в Европе не осталось ни одной, кроме России».

Современным историкам остается только гадать, что имел в виду Ильич, утверждая, что образование в старой России находилось в плачевном состоянии и что царское правительство намеренно держало трудящихся в невежестве… На самом же деле российское высшее образование традиционно считалось самым фундаментальным и комплексным в Европе, его ставили в один ряд с немецким.

В советское время высшее образование царской России хвалили, но с оговоркой, что в университеты допускались только дворяне и богатые. На самом же деле обучение в университетах было всесословным и общедоступным. Число выходцев из крестьянских, мещанских и казачьих семей в студенческой среде непрерывно росло.

К началу Первой мировой доля детей привилегированных сословий, дворян (личных и потомственных), чиновников и офицеров среди студентов университетов сокращалось, а во всех крупнейших европейских странах – Великобритании, Франции и Германии – выходцы из их среды по-прежнему составляли более половины студентов.

Издержки оптимизации

Можно ли сегодня говорить о всеобщей доступности высшего образования в России? По Конституции право на образование, в том числе и высшее, имеют все слои населения. Но поступить в вуз на бюджетные места удается немногим. Успешно сдавшим вступительные экзамены предлагают попробовать обучение на платной основе. Но очень скоро даже за плату получить хорошее образование удаться не всем.

Уже сегодня, по данным Счетной палаты, число студентов в России не соответствует нормам, установленным законом «Об образовании»: вместо 800 на 10 тыс. человек в возрасте от 17 до 30 лет, желающих получить высшее образование, в вузы поступают лишь 677 на 10 тыс. В то же время количество вузов неуклонно сокращается.

Вакантных должностей для людей с высшим образованием на рынке труда почти нет. Без работы остается каждый пятый из них.

В нашей системе образования перепроизводство юристов, экономистов, менеджеров. При этом наибольшую потребность в сотрудниках с высшим образованием испытывают отрасли, связанные с биологией, сельским хозяйством и здравоохранением.

На рынке труда меньше всего пустующих рабочих мест в сфере образования, но педвузы увеличивают прием студентов. А медицинские институты, наоборот, ограничивают, хотя востребованность врачей растет.

Не хватает инженеров, конструкторов, электронщиков, создателей новых двигателей, творцов высоких технологий. Да и откуда им взяться? Только с сентября 2013 по конец 2015 года число высших учебных заведений сократилось с 2,3 тыс. до 1,5 тыс.

В первую очередь под нож оптимизации попали отраслевые технические вузы, готовящие востребованных специалистов.

Помнится, бывший министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов заявлял, что готовить надо не разработчиков технологий, а специалистов, которые могут адаптировать заимствованные технологии. Иными словами, выпускники должны стремиться к жалкой роли посредников между западными корпорациями-производителями оборудования и покупающими их отечественными компаниями?

Отказ от творческих традиций русской инженерной школы, славившейся с дореволюционных времен, превратил бы нашу страну в придаток технологически развитых держав.

«Оболонивание» всей страны

Не соответствует сегодняшним вызовам и новая система образования по западному образцу. «Двухступенчатый» уровень обучения (четыре года – бакалавр, ещё два года – магистр) ведет к снижению профессионального уровня выпускников, к закрытию кафедр, выпускающих людей с полным высшим образованием, к увольнению их сотрудников.

Ликвидация вузовских филиалов, уничтожение институтов среднего звена ведет к резкому ограничению возможности получения полноценного высшего образования для молодежи, живущей в провинции. Необразованным людям, как известно, отводится роль аутсайдеров, что только усиливает социальное расслоение.

  • В армию попадают призывники, не умеющие читать и писать.
  • По данным ЮНЕСКО, по интеллектуальному потенциалу молодежи Россия скатилась с третьего места в мире (1953-й год) на 40-е, по другим данным – на 47-е место.
  • По оценкам Всемирного банка, Россия занимает 98-е место в мире по расходам на образование (примерно четыре процента ВВП), уступая Мавритании и Алжиру
  • Если в развитых странах государственные расходы на образование постоянно увеличиваются и составляют до восьми процентов от ВВП (например, в Скандинавии), то в России они вдвое ниже и постоянно сокращаются.

Объем субсидии на образование в рамках госпрограммы «Развитие образования» будет снижаться из года в год. В общей сложности к 2020 году её урежут на 12,7 млрд рублей. К этому времени недофинансирование приблизится к 50 процентам. Придется либо сокращать число вузов, либо искать другие источники финансирования.

В крупных городах недостающие деньги взимают с богатых студентов. Цена, которую сегодня надо заплатить в год за учебу в наших престижных вузах, исчисляется в сотнях тысяч рублей и постоянно растет.

Так, например, в МГУ за один год обучения в 2016 году студент должен выложить порядка 320 000 рублей. В 2017 году стоимость обучения в престижном вузе страны, по предварительным прогнозам, составит уже 350 000 рублей.

В то время как, например, стоимость обучения в старейших европейских вузах гораздо скромнее (в Парижском университете Сорбонна в зависимости от факультета – от 250 до 1000 евро в год, в Мюнхенском техническом университете – около 1200 евро).

Согласно прогнозу Уполномоченного по правам студентов Артема Хромова плата за обучение в наших высших учебных заведениях будет только расти. Вузам дано право самостоятельно определять её размер, и ограничить их аппетиты не может даже министр.

Если и дальше так пойдет дело, то многие, в первую очередь региональные вузы попросту обанкротятся, число студентов сократится в разы.

В 70-е годы по числу студентов на 10 тысяч человек населения Россия занимала второе место в мире.

Сейчас по этому показателю нас обогнали Канада, Австрия, Бельгия, Финляндия, Испания и некоторые государства Латинской Америки. Если не переломить ситуацию, то очень скоро число студентов резко упадет.

Россия перейдет на дистанционное обучение. А это чревато дальнейшей деградацией качества образования.

Выживать сегодня трудно не только вузам, но и студентам. Минимальные стипендии не дотягивают до 1500 рублей. А повышенную стипендию – около 6 тыс. рублей в месяц – получают менее восьми процентов учащихся.

Минимальная социальная стипендия, которую платят в регионах, выросла до 2 227 рублей, но с 1 января 2017 года после введения критериев нуждаемости число её получателей сократилось.

Мало того, что стипендии наших студентов малы до неприличия, так во многих вузах их постоянно задерживают.

Об этом студенты пишут Уполномоченному по правам человека в РФ Татьяне Москальковой. Их не устраивает и то, что о закрытии учебного заведения информируют лишь через несколько недель после того, как лицензия уже отобрана. Они требуют сохранить их вузы, специальности и направления, а также дать возможность доучиться в своем учебном заведении.

Немало жалоб омбудсмену пришло и на условия проживания в общежитиях. Особенно в зимний период. Заканчивается второе десятилетие XXI века, а в некоторых общагах студентам приходится спать как в период военного коммунизма – чуть ли не в шубах. При этом по правилам проживания им запрещено пользоваться обогревателями.

Несоблюдение температурного режима было выявлено в общежитиях 63 учебных заведений в 33 регионах страны. Плата за обучение растет, а денег на элементарные нужды все не хватает.

Раньше на помощь образованию приходили банки. Студенты могли взять образовательные кредиты, выплачивая во время учебы только проценты, а основную сумму вернуть по получении диплома. Сегодня многие банки приостановили проект.

У точки невозврата

Новый министр образования и науки РФ Ольга Васильева заявила, что проанализирует реформы, проводившиеся при прежнем министре Ливанове. Но, судя по всему, преодолеть разрушение вузовского образования новому министру будет нелегко.

Бюджетный каркас образования, утвержденный ещё при прежнем министре на несколько лет вперед, ориентирован на 50 классических университетов и 150 – 200 институтов и академий, которые определил его предшественник, а ныне помощник президента России Андрей Фурсенко для решения стоящих перед обществом задач. Остальным уготована участь стать либо филиалами, либо техникумами. Некоторые же неконкурентоспособные вузы со слабой материальной базой должны быть вовсе закрыты.

На круглых столах, организованных с участием Министерства образования и науки РФ, страстно говорят о том, что «нам надо в целом подтягивать всю систему так, чтобы даже самый малоизвестный региональный вуз был на очень высоком и хорошем уровне». И вообще пора переходить к смещению финансового приоритета с внешних западных рейтингов на внутренние.

Но дальше разговоров о вреде болонской системы, о зависимости от зарубежных грантов, о нехватке бюджетных мест в вузах дело не идет.

Судя по всему, доступное для всех образование не устраивает наших рыночников. Ведь тогда пришлось бы отказаться от ускоренной приватизации вузовской сети, которая обладает огромными материальными ресурсами, включающими не только учебные корпуса, но также спортивные базы, дома культуры, санатории, пансионаты, общежития. На всем этом можно неплохо заработать.

Мировой опыт говорит, что решать кадровые проблемы путем радикального снижения возможностей получения высшего образования – путь в корне неверный.

Да, сегодня явный избыток дипломированных специалистов по профессиям, отнюдь не отвечающим потребностям страны. Но разве в арсенале государства нет инструментов экономического и социального стимулирования необходимой кадровой политики?

Нехватка специалистов ведет к уничтожению наукоемкой промышленности, науки и образования. Мы приближаемся к точке невозврата, за которой последует разрушение интеллектуальной среды и катастрофическая деградация общества. Неужели этого не понимают те, кто настаивает на продолжении прежних реформ образования?

Источник: nstarikov.ru

Источник: https://pandoraopen.ru/2017-03-10/obrazovanie-ne-dlya-bednyx/

Ссылка на основную публикацию