Коррекционные школы с 1 сентября станут обычными — студенческий портал

«Мы спокойно работаем в дистанционном режиме, используя платформы «Якласс» и «Дневник.ру», где есть возможность выполнять практические задания, тесты, и получать обратную связь.

Для нас ничего нового и необычного нет», — сообщила в беседе с РБК директор школы № 115 Екатеринбурга Анна Питерских. По ее словам, школа в соответствии с рекомендацией Министерства образования работает в дистанционном формате с 17 марта.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

В каком режиме будут обучаться школьники после весенних каникул, определит позднее департамент образования города, уточнила директор.

Как рассказала РБК директор московской школы № 158 Зоя Чернышева, во время карантинно-профилактических мероприятий уроки представлены в более развернутом виде через онлайн-платформы, чтобы школьникам и их родителям был понятен процесс обучения. Также в качестве дополнительных ресурсов школьники смотрят Московский образовательный телеканал, используют платформу «Учи.ру», портал «Мои достижения».

«Для дистанционного обучения уже с понедельника учителя используют Zoom, Skype, YouTube и вебинарные комнаты. Однако такое занятие должно проходить не дольше 20 минут, при этом максимально информативно для ребенка, и требует от педагога установить с детьми ту самую обратную связь, которая нужна в период, когда дети и родители находятся на удаленке», — добавила Чернышева.

По мнению директора, качество получаемых знаний не должно ухудшиться. «Во-первых, школьник не тратит время на дорогу, высыпается, спокойно завтракает в домашней обстановке и затем подключается к занятиям.

Школа может их начинать не обязательно в 8:30, но и в десять утра. Во-вторых, такое обучение предполагает индивидуальный подход — платформа имеет чаты, и каждый ребенок может задать вопросы учителю.

В свою очередь, родители могут видеть, насколько ребенок включен в образовательный процесс», — пояснила она.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  5 вещей, которые надо знать перед днем открытых дверей - студенческий портал

Оценим за полчаса!

Директор школы № 2094 Юрий Вержбицкий в разговоре с РБК также сообщил, что ученики используют общедоступные электронные ресурсы для продолжения дистанционного образования, такие как Московский образовательный канал «Учимся вместе», видеоуроки, размещенные на сайте городского методического центра, сервис «Яндекс.Эфир». Перечень сервисов есть на портале дистанционного обучения департамента образования Москвы.

По мнению Вержбицкого, дистанционное обучение не помешает подготовке к экзаменам. «Онлайн-обучение давно является известным инструментом в подготовке к ГИА и помогает достичь высоких результатов. Сложности могут возникнуть только в том случае, если ученик не способен грамотно распределить свое время и заниматься самостоятельно, что редко бывает с ребятами выпускного возраста», — сказал он.

У пожилых учителей проблем с использованием технологий дистанционного образования нет, поскольку они в любом случае регулярно их используют на практике, заметил Вержбицкий. «Дистанционный режим, по сути, мало чего изменил. Решить затруднения учителям помогают системные администраторы, администраторы ЭЖД или учителя информатики», — говорит директор.

На сегодняшний день к системе онлайн-обучения подключено более 1 тыс. подмосковных школ из 1384, рассказала РБК министр образования Московской области Ирина Каклюгина. По ее словам, остальные школы подключатся к этой платформе до конца текущей недели.

Министр подчеркнула, что добровольная самоизоляция не освобождает школьников от образовательного процесса. Она пояснила, что дистанционное обучение будет включать онлайн-лекции, материалы для самостоятельного изучения, упражнения для закрепления пройденной темы и домашнее задание. «Учителя будут находиться на рабочих местах и на постоянной связи с учениками», — добавила Каклюгина.

С 23 марта по 12 апреля все школы в России уйдут на каникулы, при этом будет организована поддержка дистанционного обучения, рассказал ранее министр просвещения Сергей Кравцов.

В Москве и Московской области из-за коронавируса на текущей неделе действует свободное посещение школ.

17 марта в мэрии Москвы сообщили, что столичные детские сады продолжат работу в обычном режиме, так как не у всех родителей есть возможность сидеть с детьми дома либо оставить их с родственниками.

Коррекционные школы с 1 сентября станут обычными - Студенческий портал Коррекционные школы с 1 сентября станут обычными - Студенческий портал

Авторы: Майя Бобенко, Наталия Анисимова

Источник: https://www.rbc.ru/society/19/03/2020/5e72871d9a794763146e6237

Некорректное решение. С 2016 года детям-инвалидам будет негде учиться

Коррекционные школы с 1 сентября станут обычными - Студенческий портал Сегодня, только по официальным данным Минобрнауки, из 30 млн детей, проживающих в России, 1,006 млн нуждаются в коррекционной помощи. А по данным ЮНЕСКО, таких детей в нашей стране от 2,5 до 3,5 млн. При этом мест в коррекционных учреждениях всего лишь порядка 500 тысяч. Впрочем, скоро подобных специальных (коррекционных) общеобразовательных школ в России вообще не останется. По закону «Об образовании», к 2016 году исчезнет даже такое понятие.

Взамен с 1 сентября 2016 года в России будет введен новый образовательный стандарт инклюзивного образования, то есть дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) будут учиться вместе с обычными школьниками. Мнения о том, хорошо это или плохо, расходятся. Между тем расследование, проведенное корреспондентом «Совершенно секретно», показало, что на данный момент к такой реформе ничего не готово, хотя закрытие коррекционных школ уже идет полным ходом!

Многие эксперты сходятся во мнении, что переход на инклюзивное образование связан не столько с заботой о детях с ОВЗ и их образовании, сколько с распределением бюджетных средств.

Попытки внедрения зачастую оборачиваются механическим закрытием коррекционных школ – слишком дорого обходится государству их содержание. На одного ребенка тратится в 20 раз больше денег, чем в обычной школе.

Кроме того, по закону там обязателен медицинский блок.

Для того чтобы новая система работала надежно и эффективно, недостаточно просто принять решение, нужны специально обученные педагогические кадры, большой актив психологов, дефектологов и других специалистов, нужна практика такой работы. Но всего этого нет.

Система же начала процесс перехода с закрытия коррекционных школ.

Декабрьская коллегия Министерства образования и науки РФ по проблемам, связанным с образованием людей с ограниченными возможностями здоровья, констатировала, что за 10 лет уже закрыто около 280 специальных коррекционных образовательных учреждений.

На что потратят три с лишним миллиарда рублей?

Новый закон об образовании отменил все особые статусы школ (кроме школ для детей с девиантным поведением). Теперь закон гарантирует поддержку не школам, а детям. «Подушевое финансирование» школ (учебных комплексов) рассчитывается из количества обучающихся.

И если раньше коэффициенты, повышающие финансирование, были у коррекционных школ, то теперь они остались только у учащихся. Если в школе есть ребенок-инвалид, то его финансирование умножается на 2 или 3 (в зависимости от диагноза).

На первый взгляд, казалось бы, для инвалидов мало что изменилось, но это не так.

Выделяемого на нескольких детей дополнительного финансирования в обычной школе просто не хватит, чтобы обеспечить этим школьникам хотя бы минимально приемлемые условия.

Если у ребенка проблемы со зрением, то нужно приобрести наглядный рельефный материал, пригодный для бисенсорного восприятия (с использованием зрения и осязания), укомплектовать аудиобиблиотеку (записи художественных произведений или учебников на электронных носителях), закупить специальные оптические, технические средства («электронная лупа», преобразователи световых сигналов в звуковые и тактильные сигналы, телескопические очки, контактные линзы, диктофоны, «говорящие» калькуляторы) и т.д. А много ли вы видели обычных школ, оборудованных для перемещения детей-колясочников?

В специализированных школах расходы на дорогостоящее оборудование складываются из дополнительных коэффициентов всех детей, и даже при этом подобные учреждения не все себе могли позволить. Между тем по закону «Об образовании» к 2016 году понятие «специальная (коррекционная) общеобразовательная школа» исчезнет.

Статья 108, пункт 5: «Наименования и уставы образовательных учреждений подлежат приведению в соответствие с настоящим Федеральным законом не позднее 1 января 2016 года с учетом следующего: 1) специальные (коррекционные) образовательные учреждения для обучающихся, воспитанников с ограниченными возможностями здоровья должны переименоваться в общеобразовательные организации…»

Как будут выходить из создавшейся ситуации директора обычных школ? На совершенствование и оснащение общеобразовательных школ потребуются большие дополнительные бюджетные средства.

Премьер-министр Дмитрий Медведев в апреле этого года заявил, что правительство направляет на формирование образовательной системы 3,762 млрд рублей, что позволит создать в субъектах Федерации сеть базовых общеобразовательных организаций с условиями для инклюзивного образования детей-инвалидов.

Но как и на что будут расходоваться эти деньги? Пока что приемлемые условия для инклюзивного образования детей-инвалидов (специально обученный педагогический персонал, архитектурная доступность, спецтранспорт, адаптированные образовательные программы, специальное оборудование для обучения) есть только в 3345 учебных заведениях страны, то есть лишь в каждом 13 м из общеобразовательных.

Пострадают все дети

Пострадать от идущей реформы могут не только дети с ОВЗ, но и все остальные. Нагрузка на педагогов точно увеличится. Во-первых, детей привлекает все необычное, а ребенок-инвалид необычен, по крайней мере первое время общения с ним.

Во-вторых, части особых детей необходимо большее время на освоение материала, они могут нарушать учебный процесс своим неконтролируемым поведением, кто-то из них быстро устает и теряет внимание к теме или начинает требовать внимания к себе.

Насколько быстро смогут адаптироваться к новым условиям учащиеся и педагоги? Да и насколько готовы обычные дети, их родители, восприятие которых изменить непросто, принять детей с особенностями? Некоторые учителя просто боятся таких детей. Нужно менять психологию детей и взрослых. Это огромная работа – кто будет ее проводить?

Инклюзия – это интеграция в общество людей с трудностями в развитии. Философия инклюзивного мышления заключается в том, что каждый ребенок имеет право на полноценное образование, на неограниченные возможности развития личности, в конечном итоге на счастливую жизнь. Инклюзия подразумевает равенство возможностей.

Инклюзивное образование рассматривается как процесс обучения и воспитания, при котором все обучающиеся, вне зависимости от их физических, психических, интеллектуальных и иных особенностей, включены в общую систему образования и обучаются вместе со своими сверстниками без инвалидности.

Любого ученика ценят и принимают таким, какой он есть.

По-хорошему эта система должна работать начиная с рождения ребенка. Уже с первого года жизни малыша с ОВЗ его родители должны четко знать, куда идти за помощью – медицинской, психологической, патронажной.

При специализированных коррекционных детских садах должны проводиться уроки самообслуживания, где детей научат самостоятельно есть, обслуживать себя, подготовят к обучению в школе и вхождению в школьный коллектив.

Таким образом, в обычную школу с системой инклюзивного образования такие дети поступают уже подготовленными. Но удастся ли ребенку справиться с трудностями, если он окажется в иной ситуации внезапно?

Сейчас родителям ребенка с ОВЗ при наступлении школьного возраста предлагают три варианта его дальнейшего обучения – отдать его в специализированный интернат, который находится на попечении Минздрава РФ и в котором по большому счету в образовании ребенка не заинтересованы; оставить ребенка на домашнем обучении или отдать в районную школу, в которой будет развиваться это самое инклюзивное образование, что уже контролирует Министерство образования и науки РФ. Коррекционные школы уже не предлагают. А зачем, если в районную общеобразовательную школу обязаны взять ребенка с любыми особенностями?

Мы существенно отстаем от развитых стран

При инклюзивном образовании в классе из 25 детей без ОВЗ могут еще учиться ребенок с нарушением речи, ребенок с органическими поражениями (ДЦП, колясочник) и ребенок с задержкой умственного развития, например, а может быть слепой. И по сегодняшним нормам закона их в этот класс обязаны записать, исходя из места жительства.

«Несколько раз остро обсуждался вопрос, связанный с реализацией права родителей выбирать для своих детей школы и детские сады – соответственно инклюзивные или коррекционные.

Мы по-прежнему сталкиваемся с ситуациями, когда в обычные школы не принимают детей с ограниченными возможностями здоровья, родители которых хотели бы их в таких школах учить.

Сейчас к ним прибавились письма от тех, кто хочет учить своих детей в коррекционных учебных заведениях, а они расформировываются, – рассказывает Олег Смолин, депутат Госдумы, первый заместитель председателя Комитета по образованию.

– Одно из моих предложений – закрепить в федеральном законодательстве понятие «ранняя коррекционная помощь». Во всем мире это одно из главных условий инклюзии. Чем раньше ребенок такую помощь получает, тем больше у него шансов избежать инвалидности и учиться в обычной школе. Именно здесь мы существенно отстаем от развитых стран».

В Европе в любую школу может прийти учиться любой ребенок.

Видимо, после рассмотрения западного опыта, которому уже десятилетия и в котором многие первоначальные ошибки уже искоренены, наши чиновники решили, что любой особенный ребенок легко впишется в обычные классы.

И что совместное обучение – это просто допуск детей-инвалидов в обычные классы. Но это не так. Для каждого ребенка с ОВЗ, принимаемого в школу, необходимо разрабатывать индивидуальную программу обучения с учетом его возможностей, слабых и сильных сторон.

К ребенку с ОВЗ приставляется тьютор, сопровождающий его во всем процессе обучения, знакомый именно с его особенностями развития, контактирующий с его родителями, помогающий в процессе общения со сверстниками, учителями.

В переводе с английского тьютор – педагог-наставник.

Он знакомится с историей подопечного, разрабатывает индивидуальную программу занятий, возможные методики обучения, ежедневно заполняет «лист обратной связи», адресованный родителям, где пишет о достижениях ребенка, проблемах, его поведении.

Родители, в свою очередь, заполняют этот лист на предмет поведения ребенка дома. При возникновении неадекватных физических реакций на уроке именно тьютор имеет право вывести ребенка в комнату отдыха (сенсорную зону), и он же отвечает за то, чтобы таких срывов было меньше.

В России эта специальность введена в нормативные акты Министерства образования и науки РФ в 2010 году, один тьютор должен и может курировать до шести детей.

Но до сих пор не все понимают предназначение тьюторов. При этом отдельные деньги на их зарплаты не выделены и нормы их работы не расписаны.

Директора школ же могут вообще не понимать, зачем им вводить новые должности в школьное расписание.

Родители особых детей против

Источник: https://dislife.ru/articles/view/38436

Коррекционные школы преобразуют: как изменится система образования для детей с инвалидностью?

Коррекционные школы с 1 сентября станут обычными - Студенческий портал

Инклюзивное образование в России внедряется с 2016 года. Что меняется в 2017-2018 году в школах? Как заявила министр образования Ольга Васильева на Общероссийском родительском собрании, с 1 сентября в названиях коррекционных школ и спецшкол исчезло указание на особенности учащихся.

Заметим, что такое решение было принято ведомством в связи с развитием инклюзивного образования в стране. При этом юридически из устава таких школ слово «коррекционная» не исчезнет, таким образом они сохранят свои надбавки.

Однако, по мнению экспертов, изменение названия предполагает изменение и структуры образовательного процесса и большие перспективы для людей с ограниченными возможностями.

Эксперты отмечают, что, может быть, это не так уж и плохо, потому что у нас будут школы, в которых будут учить всех детей. Но каким будет содержание учебного процесса, пока неизвестно.

Как сообщается на сайте Минобрнауки, в этом году 11 тыс. школ приняли 476 детей с особенностями здоровья, в них дети с инвалидностью и без будут учиться вместе. В то же время ни одна коррекционная школа в 2016 и текущем году не была закрыта. На сегодняшний день в стране 1764 подобных учебных заведений.

Минобрнауки совместно с Министерством промышленности и торговли РФ удалось реализовать проект по обеспечению коррекционных школ современными медицинскими комплексами для обследования здоровья детей. Оборудование уже получили 360 школ, в течение трех лет планируется оснастить ими все коррекционные образовательные организации.

На слух «выпускник коррекционной школы» или просто «выпускник школы» по-разному воспринимаются. Как например, в Финляндии девушки и юноши с ОВЗ считаются выпускниками обычной школы, но у них в аттестате проставляются особые отметки. И работодатели, и последующие педагоги уже знают об особенностях.

Возможно и у нас так же будет. Но пока это смена названия. При этом названия в нашей стране уже менялись: и специальные школы, и коррекционные школы. Но сейчас, видимо, будут просто общеобразовательные школы».

Обсуждается и вопрос возвращения медицинских кабинетов в школы и предоставление данных о здоровье детей. Ольга Васильева убеждена, что школа должна знать об особенностях здоровья ребенка.

Как считает глава Минобрнауки, защита данных – вещь замечательная, но дело касается здоровья. Информация об этом должна быть в школах. Возможно, она будет иметь заявительный характер.

Источник: https://informatio.ru/news/education/middledu/korrektsionnye_shkoly_preobrazuyut_kak_izmenitsya/

Гимназии, лицеи и спецшколы перевели в статус обычных школ. Все школы станут одинаковыми по названию

Коррекционные школы с 1 сентября станут обычными - Студенческий портал

С 2017-2018 учебного года из названия школ уберут все отличительные особенности, которые были ранее. Все школы будут называться одинаково без таких слов как «специальная», «коррекционная», «гимназия», «лицей», «школа с улубленным изучением» и т.д. Отныне будет просто «Школа».

С 1 сентября 2017 года из обихода столичного среднего образования исчезают такие понятия, как «гимназия», «лицей», «школа с углубленным изучением» того или иного предмета и даже «коррекционная школа», а все образовательные организации этого уровня, независимо от качества обучения и степени погружения в предмет, становятся «просто» школами.

Как теперь узнать, в чем особенности контретной школы и как теперь выбирать место обучения ребенка? Несомненно, каждая из школ останется какой же, какой она была, т.е. «с углублением» или «специализацией». Но, почему все так упростилось в названии и для чего это сделано?

История вопроса

Почему произошла унификация образовательных учреждений

Переименование «продиктовано стремлением предоставить всем школам Москвы те же возможности, что были у лицеев и гимназий». 

Решение уравнять  возможности образовательных организаций было принято несколько лет назад.

Названия «гимназия», «лицей», «школа с углубленным изучением» остались лишь как дань тардиции, а сейчас и они приведены в соответствие с принципом права каждого ребенка на качественное образование, независимо от места проживания и школы, к которой он прикреплен.

Качественное образование не зависит от названия 

У части родителей распространено ощущение, что лицей — это школа повышенного уровня.

Однако на практике все мы видели, что некоторые лицеи не давали качественного образования, да и по рейтингам занимали последние места, фактически вводя родителей в заблуждение своим официальным статусом.

Зато ряд «простых» школ вошел в топ-20. И вполне заслуженно. Так что качественное образование не зависит от названия».

Унификация столичных школ как подтверждение равных образовательных возможностей для каждого ребёнка

  • Этот шаг формирует в сознании москвичей, что каждая наша школа дает максимальные возможности для развития каждого ребенка.
  • При этом унификация образовательных организаций не противоречит ставке на индивидуальные образовательные маршруты каждого столичного школьника.
  • Просто если раньше в Москве можно было найти школу, которая тебе нужна, то сейчас нужное тебе можно найти в каждой школе, и для этого не надо ездить на другой конец города.
Читайте также:  У школьников узнают, нравится ли им егэ - студенческий портал

Все возможности равным образом осуществляются в любой образовательной точке города.

Именно так надо воспринимать унификацию образования в Москве.

Унификация образования — приведение уебных программ и методов преподавания к единым стандартам (ФГОС)

Федеральный государственный образовательный стандарт (ФГОС) — совокупность обязательных требований к образованию определенного уровня и (или) к профессии, специальности и направлению подготовки, утвержденных федеральным органом исполнительной власти, осуществляющим функции по выработке государственной политики и нормативно-правовому регулированию в сфере образования]. К образовательным стандартам, принятым до 2009 года, применялось название «Государственные образовательные стандарты». До 2000 года, до принятия государственных стандартов по каждой ступени общего образования и специальности (направления подготовки) профессионального образования, в рамках общего государственного образовательного стандарта применялись государственные требования к минимуму содержания уровню подготовки выпускника по каждой ступени образования и специальности. 

Другие новости:

Источник: https://obrmos.ru/go/go_scool/Articles/go_scool_noname.html

Останутся ли в России коррекционные школы

С 1 сентября вступает в силу госстандарт для учеников с ограниченными возможностями здоровья. Останутся ли в России коррекционные школы? Сколько особенных детей может быть в классе? Достаточно ли у нас педагогов-дефектологов? На вопросы “РГ” отвечает директор Института детства Московского педагогического государственного университета Татьяна Соловьева.

Татьяна Александровна, дорабатывается новый стандарт для педагогов-дефектологов, которые будут помогать учителям. Что требуется от этих специалистов?

Татьяна Соловьева: Стандарт содержит новые требования к работе дефектологов. Главное – умение помогать особому ребенку в обычной школе или детском саду и в специальных учреждениях.

Обязательным для учителя-дефектолога станут обучение детей с тяжелыми множественными нарушениями в развитии, детей с аутизмом, консультирование семей, где есть “проблемные дети”, психолого-педагогическое сопровождение детей при инклюзивном обучении, работа в условиях дистанционного образования. Уже подготовлен госстандарт для учеников с ограниченными возможностями здоровья, который вступает в силу с 1 сентября. Но он пока касается только начальной школы.

Никто не будет требовать от “особенных” учеников выучить наизусть сто стихотворений?

Татьяна Соловьева: Нет. Этого не должны требовать сегодня даже от здорового ребенка. Специальный стандарт для начальной школы ориентирован на широкую вариативность, разные программы для разных детей. В адаптированных программах может быть другой набор учебных предметов, но обязательно будут коррекционно-развивающие курсы.

Стандарт учитывает особые образовательные потребности глухих, слабослышащих, слепых, слабовидящих учеников, с задержкой развития, с нарушением опорно-двигательного аппарата, аутистов. Для таких детей по новым требованиям в массовых школах должно быть обязательно организовано психолого-педагогическое сопровождение.

В инклюзивных классах со школьниками будут работать не только учителя, но и логопеды, дефектологи, социальные педагоги.

Где готовят дефектологов и сколько их надо?

Татьяна Соловьева: Институты и факультеты коррекционной педагогики есть в ряде вузов. Но, например, нам не хватает около 200 сурдопедагогов. Это серьезная цифра, потому что в год вузы выпускают примерно 50 таких специалистов, и далеко не все из них работают по специальности.

В школах появилась электронная запись, и сразу стал заметен большой минус: учителя не знают, придет ли в первый класс ребенок с синдромом Дауна, слабослышащий или глухой. Родители не обязаны предоставлять эту информацию. Но как тогда школе подготовиться к приему особенных учеников?

Татьяна Соловьева: Да, это проблема. Регистрируясь в электронной очереди, родители не предоставляют дополнительную информацию о состоянии здоровья своего ребенка, в том числе и потому, что дополнительной строчки в форме заявки нет. А эти сведения школе очень нужны.

Хотя бы для того, чтобы выполнять нормы санпинов по наполняемости классов. По правилам, если в классе учатся два ребенка с ограниченными возможностями здоровья, то больше 20 учеников там быть не может. Если в классе три таких школьника, то количество учеников не может быть больше 15.

Больше трех учеников с ограниченными возможностями здоровья в классе вообще не должно быть.

Есть и другая проблема для школ: на ученика с инвалидностью выделяется повышенное в 2-3 раза финансирование. А если у ребенка с ограниченными возможностями здоровья инвалидности нет, то выделяемые средства крайне недостаточны.

Не кажется ли вам, что инклюзив приведет к тому, что большинство коррекционных школ будет закрыто? Зачем держать спецшколу, если всех больных детей можно отдать в обычную?

Татьяна Соловьева: Такое опасение было несколько лет назад. Сейчас регионы заинтересованы сохранить сеть коррекционных школ. У родителей должен быть выбор: отдать ребенка в инклюзивную школу или в коррекционную. Специальная школа – не приговор, а, напротив, шанс для многих детей на достижение уровня развития, сопоставимого с нормой.

Ученик с особенностями слуха, зрения, движений, речи получает такой же аттестат зрелости, как и обычный ребенок. При этом он научится специальным приемам поведения, речи, деятельности, которые позволяют “обходить” объективные для такого человека трудности.

Например, навыки пространственной ориентировки, свободного перемещения с тростью у слепого, навыки слухо-зрительного восприятия речи и чтения с губ у глухого человека.

Как определить, есть ли у малыша нарушения в развитии?

Татьяна Соловьева: Прежде всего надо обратить внимание на поведение и речь.

Если что-то кажется родителями необычным, непохожим на поведение и речь окружающих сверстников, стоит обратиться к медикам и дефектологам.

Можно получить консультацию по раннему развитию ребенка в центрах раннего развития, центрах сопровождения семьи, окружных психолого-медико-педагогических центрах, в Институте коррекционной педагогики РАО.

Если в развитии ребенка что-то пошло не так, не стоит отчаиваться и опускать руки. Известно, что реабилитационный потенциал наиболее высок в возрасте до первых 3 лет жизни.

К возрасту от 6,5 до 7 лет родителям стоит насторожиться, если ребенку трудно сидеть спокойно за столом даже незначительное время, контролировать свое поведение, если он быстро и сильно утомляется. В последние годы растет количество детей с расстройствами аутистического спектра.

Так, в 2013 году, по статистическим данным, 1 из 160 новорожденных мог быть признан ребенком с аутизмом. Сегодня зарубежные исследователи приводят цифры 1 из 90-100.

Вопрос из почты “РГ”: Ребенку в 5 лет поставили диагноз задержка речевого и психического развития. А можно ли снять такой диагноз? – спрашивает Ольга М. из Саратовской области.

Татьяна Соловьева: Задержка речевого развития – не диагноз, а заключение логопеда. Задержка психического развития – отставание в развитии памяти, внимания, мышления, речи, эмоционально-волевой сферы. Решение о том, есть или нет у ребенка задержка психического развития, принимает специальная психолого-медико-педагогическая комиссия. Она же и решает, уточнить или снять диагноз.

  • Кто такие дефектологи и с какими детьми они работают?
  • Логопед – изучает и старается исправить нарушения и дефекты речи.
  • Сурдопедагог – занимается обучением и воспитанием детей с недостатками слуха.
  • Тифлопедагог – специализируется на воспитании и обучении детей с нарушениями зрения.
  • Сурдотифлопедагог – работает со слепоглухонемыми детьми.
  • Амблиолог – является специалистом в области адаптации и социальной реабилитации слабовидящих и слепых детей.
  • Олигофренопедагог – занимается обучением, воспитанием и социальной реабилитацией умственно отсталых детей.
  • Справка “РГ”
  • К 2020 году 70 процентов колледжей и техникумов должны быть готовы учить студентов с ограниченными возможностями здоровья и инвалидов.
  • С января 2017 года вступит в силу новый стандарт для педагогов среднего профобразования, и эксперты надеются, что в педвузах студентам будут давать основы знаний коррекционной педагогики.
  • Информация с сайта Российская газета

Источник: http://mpgu.su/novosti/ostanutsya-li-v-rossii-korrektsionnyie-shkolyi/

Коррекционные школы станут обычными: изменится ли система образования для детей с инвалидностью

С 1 сентября в названиях коррекционных школ и спецшкол исчезнет указание на особенности учащихся, заявила министр образования Ольга Васильева на Общероссийском родительском собрании 30 августа.

Такое решение было принято ведомством в связи с развитием инклюзивного образования в стране. При этом юридически из устава таких школ слово «коррекционная» не исчезнет, таким образом они сохранят свои надбавки, добавила Ольга Васильева.

Однако, по мнению экспертов, изменение названия предполагает изменение и структуры образовательного процесса и большие перспективы для людей с ОВЗ.

«В данном случае пока сложно сказать, что изменится. Сейчас только меняется название, — прокомментировала в интервью корреспонденту АСИ Мария Перфильева, руководитель отдела по инклюзивному образованию РООИ «Перспектива».

— Может быть, это не так плохо, потому что у нас будут школы, в которых будут учить всех детей. Внешне – уберите, что хотите, и поставьте любое название, но что будет внутри – пока неизвестно. На слух «выпускник коррекционной школы» или просто «выпускник школы» по-разному воспринимаются.

Как например, в Финляндии девушки и юноши с ОВЗ считаются выпускниками обычной школы, но у них в аттестате проставляются особые отметки. И работодатели, и последующие педагоги уже знают об особенностях. Может, и у нас так же будет. Но пока это смена названия.

При этом названия в нашей стране уже менялись: и специальные школы, и коррекционные школы. Но сейчас, видимо, будут просто общеобразовательные школы».

Как сообщается на сайте Минобрнауки, в этом году 11 тыс. школ приняли 476 детей с особенностями здоровья, в них дети с инвалидностью и без будут учиться вместе. В то же время ни одна коррекционная школа в 2016 и текущем году не была закрыта. На сегодняшний день в стране 1764 подобных учебных заведений.

Минобрнауки совместно с Министерством промышленности и торговли РФ удалось реализовать проект по обеспечению коррекционных школ современными медицинскими комплексами для обследования здоровья детей. Оборудование уже получили 360 школ, в течение трех лет планируется оснастить ими все коррекционные образовательные организации.

Еще один вопрос, волнующий родителей, — это возвращение медицинских кабинетов в школы и предоставление данных о здоровье детей.

«Я убеждена, что школа должна знать об особенностях здоровья ребенка. Защита данных — вещь замечательная, но дело касается здоровья. Информация об этом должна быть в школах, возможно, она будет иметь заявительный характер», — цитирует слова Ольги Васильевой пресс-служба Минобрнауки.

Источник: https://www.ASI.org.ru/news/2017/08/31/korrektsionnye-shkoly-vasileva/

Российские коррекционные и специальные школы станут называться обычными, а педагоги смогут знать, чем болеют дети

Из названий всех коррекционных школ и спецшкол в России исчезнет указание на особенности учащихся. Об этом сообщила глава Минобрнауки РФ Ольга Васильева 30 августа на Общероссийском родительском собрании. Также глава ведомства предложила информировать педагогов о хронических болезнях их учеников ради оказания им первой помощи.

«Что касается вашего вопроса о коррекционных школах — ни одна школа с момента прошлого года не была закрыта. И с этого года мы убираем все названия, это будет просто школа. У нас как было 1764 школы, так они и остаются», — цитирует министра «Интерфакс».

«Развитие инклюзивного образования — когда «обычные» дети учатся с детьми с особенностями здоровья или развития — не подразумевает закрытия коррекционных школ», — напомнила Васильева. По ее данным, в этом учебном году на инклюзивное обучение детей примут в 11 тысяч школ.

Кроме того, Васильева предложила передавать педагогам информацию о состоянии здоровья учащихся и наличии у них хронических заболеваний.

«Я убеждена — думаю, моя речь, мой тезис вызовет разную реакцию, и даже в этом зале, — я убеждена, что школа должна знать об особенностях здоровья ребенка», — заявила глава Минобрнауки.

По ее словам, министерство ведет консультации с Минздравом РФ о том, чтобы информация о здоровье детей могла быть доступна школе, поскольку она может иметь решающее значение в случае, если ребенку станет плохо на уроке.

«Защита данных — вещь замечательная, это большое достижение, но дело касается здоровья», — подчеркнула Васильева. Вместе с тем министр не настаивает на «автоматической» передаче данных из медицинских карт в школу: решение об этом должны принимать родители ребенка.

Ранее сообщалось, что с 1 июля 2016 года Минобрнауки отказывается от понятия ребенок c «девиантным (общественно опасным) поведением» в названиях специальных учебно-воспитательных школ.

Однако в настоящее время в интернете можно найти сайты школ, где это понятие присутствует в названии.

К примеру, на официальном сайте государственного бюджетного общеобразовательного учреждения города Москвы «Специальное учебно-воспитательное общеобразовательное учреждение для обучающихся с девиантным (общественно опасным) поведением N1».

Источник: https://www.newsru.com/russia/30aug2017/school2.html

Коррекция разума. В России закроют все коррекционные школы

Инвалиды, на выход!

В октябре 2014 г. о тревожной ситуации сообщила президенту Путина учитель средней школы №33 г. Смоленска Наталия Семенцова. «Вы привели статистику: 150 коррекционных школ закрыто за последнее время, – заявил президент, комментируя слова Семенцовой.

– Безусловно, закрытие школ, если оно происходит, должно быть сопоставлено с возможностями инклюзивного образования. А этого, к сожалению, нет.

И на это я прошу Министерство образованияи наших коллег, руководителей регионов Российской Федерации, обратить самое пристальное внимание».

«Коллеги» из правительства Медведева к тому времени уже пересадили коррекционные школы на голодный паёк. Например, на каждого учащегося столичной школы-интерната №30 выделяются 8 тыс. рублей в год, а бюджет учреждения за несколько лет сократился вдвое.

«Оптимизация» коррекционной школы для глухих (её объединили с гимназией №1529) принесла оригинальное решение: сурдопедагоги теперь работают только до обеда. А в единственной на Москву вечерней школе для глухих №197 сурдопедагогов вовсе сократили.

И это Москва – в провинции ситуация ещё хуже.

Количество коррекционных школ России снижалось постепенно: в 2000 г. их насчитывалось 1967, через пять лет осталось 1810. Но обвальным процесс стал именно в последние годы: в 2012 г. – 1728 школ, в 2014 г. – 1660. При этом школьники вовсе не становились здоровее.

– Количество детей, нуждающихся в специальном образовании, ежегодно увеличивается на 4–5%, – говорит член оргкомитета движения «Образование для всех» Светлана Суворова. – Рост наблюдается за счёт увеличения доли страдающих хроническими недугами.

Заболеваемость детей болезнями костно-мышечной системы выросла на 53,6%, эндокринной системы – на 45,6%, врождённых аномалий – на 41,8%.

Если в 1996 году ребёнок-инвалид приходился на 70 детей в возрасте до 15 лет, то сегодня соотношение примерно 1 к 50.

Между тем коррекционные школы посещают не только дети-инвалиды. Бывает нарушения речи вызваны возрастными особенностями. Или наблюдается задержка психического развития, которую вполне можно преодолеть.

В стране 30 млн детей, из которых 1 млн нуждается в коррекционной помощи. Таковы подсчёты Минобрнауки, а по данным ЮНЕСКО, у нас 2–3 млн «особых детей». Мест в коррекционных учреждениях всего 500 тысяч. А по закону «Об образовании» с 1 сентября 2016 г.

исчезнет само понятие «коррекционная школа».

Взамен будет введён новый образовательный стандарт инклюзивного образования, то есть дети с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) будут учиться вместе с обычными школьниками. Мнения экспертов разделились.

Одни считают, что рядом со здоровыми сверстниками инвалиды будут лучше социализироваться.

Другие опасаются, что ребёнок с умственной отсталостью или слабослышащий, наоборот, станет в школе объектом издевательств, да и общий уровень среднего образования снизится.

Как же тогда западный опыт? Например, в Швеции дети с самыми разными способностями прекрасно учатся вместе. Но проблема в том, что такой образовательный процесс нужно запускать с умом: постепенно и со значительными финансовыми издержками.

А в российском варианте переход на инклюзию связан, похоже, исключительно с экономией средств. На содержание одного ребёнка с ОВЗ тратится в 20 раз больше средств, чем в обычной школе.

«Реформа» заключается в том, чтобы просто посадить его за парту вместе со всеми и посмотреть, что получится.

Имя им – миллион

Министр образования, наоборот, полон оптимизма. По его сведениям, количество детей с ОВЗ, обучающихся инклюзивно, за три года увеличилось на 15,5%. В нынешнем учебном году чуть менее половины детей с ОВЗ (212 тыс.) обучаются в коррекционных школах, которые собираются закрывать. Остальные 270 тыс.

ребят уже посещают обычные школы: 110 тыс. учатся в отдельных «инвалидных» классах, 160 тыс. – со здоровыми сверстниками. Итого получается 482 тыс. детей. Но ведь ещё недавно министерство признавало, что в коррекционной помощи нуждаются около 1 млн учащихся. Куда же делись без малого 520 тыс.

«особых детей»? Где они? Что у Ливанова с головой?

По всей видимости, они растворились в чиновничьих отчётах. К тому же стало сложнее получить инвалидность.

– Я третий год доказываю, что у моего 5-летнего сына детский церебральный паралич, – рассказывает Оксана из Новгородской области. – Вместо того чтобы нормально обследовать ребёнка, требуют собирать бумаги. А нет статуса инвалида – значит, и пособия нет. И в какую школу мне его отдавать?

У родителей ребёнка с ОВЗ есть две альтернативы обычной и коррекционной школам: специализированный интернат Минздрава или домашнее обучение. На интернат редкий родитель решится, зато к домашнему обучению власти его толкают обеими руками. При этом практически все расходы и хлопоты ложатся на семью.

– Мой ребёнок – инвалид по зрению, отдали его в инклюзивный класс, – рассказывает Ольга Мартыненко из Петербурга. – В первом классе я боролась за то, чтобы защитить ребёнка от издевательств одноклассников.

А на следующий год уже педагоги стали топить мальчика в двойках,хотя основная причина плохой успеваемости была в том, что он не видит написанного на доске. Я пыталась перевести сына в другую школу, но мне отказывали по формальному поводу – вы, мол, по адресу не к нам приписаны.

Хотя понятно, что не хотели брать лишнюю проблему. И что оставалось? Только перевести ребёнка на домашнее обучение.

Не по Димке шапка

Инклюзия – процесс комплексный и постепенный. В странах, на успехи которых кивают наши чиновники, в нём участвует всё общество. Детям с пелёнок объясняют, что некоторым их сверстникам повезло меньше, чем им, – они тяжело больны. И издеваться над слепым или глухим – верх скотства.

Да и родителей хулиганов за это могут сурово оштрафовать. Параллельно вузы готовят специалистов в нужном количестве, каждый школьный учитель должен сдать отдельный курс по работе с детьми с ОВЗ.

В школе на каждых 5–6 проблемных детей приходится тьютор – взрослый друг, помогающий ребёнку сгладить все возникающие противоречия со средой.

Читайте также:  Ведущие вузы проведут олимпиаду -я - профессионал - студенческий портал

На фоне этой работы уже мелочью выглядит техническая сторона. Если у ребёнка проблемы со зрением, то необходимо иметь аудиобиблиотеку всех учебников и пособий, рельефный материал, специальную оптику. Обычная вещь – преобразователь световых сигналов в звуковые и тактильные. Как дважды два – пандусы для колясочников и лифты.

В подавляющем большинстве российских школ всего этого нет. Как нет тьюторов, а учителя, когда ребёнок с ОВЗ их не понимает, просто орут. Более того, редкие школы, где для «особых детей» созданы хоть какие-то условия – продукт энтузиазма их директоров. А все остальные – нормальное следствие министерской «заботы».

Одновременно с объявлением о закрытии коррекционных школ, премьер Медведев объявил, что на инклюзию из федерального бюджета выделят 3 млрд рублей. Как сказано в официальных сообщениях, эти средства «будут распределены между 82 субъектами РФ на формирование 3150 базовых общеобразовательных школ с условиями для инклюзивного образования детей-инвалидов».

Но вот какое дело: в 2011 г. на эти цели выделялось 9 млрд – в три раза больше. А последствия крайне скромны.

Детский омбудсмен Павел Астахов отметил, что за последние 5 лет количество специальных (коррекционных) учреждений сократилось в России на 8,6%.

При этом число коррекционных классов возросло лишь на 5,4%, а в период с 2013 по 2014 год и вовсе начало снижаться – на 37 штук.В 2011 г. в Минобрнауки клялись учесть «все аспекты», сформировали программу «Доступная среда».

Прошло четыре года. Много ли вы видите съездов для колясочников у ближайшей школы?

3 млрд руб. на 3,1 тыс. российских школ – это меньше миллиона рублей на школу. Никакую инклюзию на эти деньги запустить невозможно. – Мы проводили исследование внедрения инклюзивного образования в Петербурге в 2013 году, – говорит политолог Анна Рудая. – 10 городским школам досталось 9,7 млн рублей.

Но, во-первых, в коррекционных школах города обучается 4 тыс. детей – в 10 учреждений их распределить никак не получится. Во-вторых, денег хватит только «на булавки». Одна из школ Приморского района разместила заказ на пандусы и поручни в своём здании на сумму 959 тыс. рублей.

Вот и годовой бюджет! А где взять на всё остальное?

Инклюзию сознательно сделали бревном, которое запускают против течения. Ведь большую часть денег на её развитие должны искать регионы. По мысли медведевских реформаторов закупать за валюту электронные лупы и сенсорные айпады будут те самые областные чиновники, которые сейчас в поте лица кромсают социалку по всей стране: школы, больницы, дома престарелых.

Пытаясь хоть как-то свести концы с концами, они заточены на сокращение бюджетников и всех связанных с ними расходов. И уже заострили жало на освобождающиеся здания. И вдруг им новый привет из центра: «обеспечить развитие инклюзивного образования». Получается как в анекдоте: «Спросили, что такое квадратный трёхчлен – а я и не знаю.

И даже представить себе не могу».

№ 30 (471) от 13 августа 2015 [ «Аргументы Недели» , Денис Терентьев ]

Источник фотографии: live.bibnout.ru

Источник: https://www.penza-press.ru/lenta-novostey/82509/korrekciya-razuma.-v-rossii-zakroyut-vse-korrekcionnye-shkoly

Система дистанционного обучения бесплатно до конца 2019/2020 учебного года

В связи со сложной эпидемиологической ситуацией в России в связи с распространением коронавируса (коронавирусной инфекции COVID-19, коронавирус SARS-CoV-2) многие общеобразовательные школы переходят в режим свободного посещения занятий или закрываются на карантин.

В этих условиях важно не прерывать учебный процесс, так как приближается окончание учебного года, промежуточная и итоговая аттестация школьников. Выход из ситуации – переход общеобразовательных школ на дистанционную форму обучения.

Фирма «1С» предлагает отдельным школам, муниципалитетам и регионам России до конца текущего (2019/2020) учебного года бесплатно оперативно развернуть систему дистанционного обучения школьников на основе системы программ «1С:Образование 5. Школа». Система обладает следующими основными возможностями для организации дистанционного обучения:

  • учитывает организационные особенности учебного процесса в школе;
  • предоставляет пользователям инструменты для создания авторских учебных материалов, в том числе тестов с автоматической проверкой;
  • позволяет учителю назначать групповые и индивидуальные задания школьникам и контролировать их выполнение, вести учет дистанционных занятий;
  • обладает инструментами для совместной учебной деятельности и общения.

Для организации электронного обучения с использованием профессионального цифрового контента предлагаем использовать цифровую библиотеку учебных пособий «1С:Школа» по всем основным школьным дисциплинам.

Учебные пособия «1С:Школа» выпущены издательством «1С-Паблишинг», входящим в перечень организаций, выпускающих учебные пособия, допущенные к использованию в общеобразовательных организациях России, согласно приказу Министерства образования и науки России от 9 июня 2016 г. №699.

Регистрация

Для регистрации для получения доступа к системе «1С:Образование 5. Школа» заполните форму, нажав на кнопку «Зарегистрироваться». В форме необходимо указать регион, название населенного пункта, номер школы, контакты для обратной связи — ФИО, должность (или «представитель родительского комитета»), электронную почту, телефон.

Дополнительная информация

Сотрудничество

Для обсуждения вопросов разворачивания системы «1С:Образование 5. Школа» в вашем городе или регионе обращайтесь по адресу электронной почты obr@1c.ru или по телефону (800) 302-99-10.

Бесплатные аудиокниги по школьной программе до конца учебного года

На период до конца текущего учебного года предлагаем также бесплатно воспользоваться библиотекой лицензионных профессиональных аудиокниг по школьной программе http://audio.1c.ru.

Дистанционная подготовка к ЕГЭ по математике

Дополнительно сообщаем о возможности дистанционной самоподготовки к ЕГЭ по математике с сервисом «1С:Репетитор» https://repetitor.1c.ru.

Примечание

Комплекты учебных материалов

Система содержит комплекты учебных материалов (видео и аудио; анимированные рисунки; карты, лекции, схемы и таблицы; динамические модели; виртуальные лаборатории; интерактивные тренажеры, задания и тесты) по основным школьным предметам:

  • Математика, 1-4 класс
  • Русский язык, 1-4 класс
  • Литературное чтение, 1-4 класс
  • Окружающий мир, 1-4 класс
  • Математика, 5-6 класс
  • Алгебра, 7-9 класс
  • Геометрия, 7-11 класс
  • Русский язык, 5-9 класс
  • Всеобщая история, 5-6 класс
  • История России, 6-9 класс
  • Обществознание, 10-11 класс
  • Биология, 5-11 класс
  • Химия, 8-10 класс
  • Физика, 7-10 класс
  • Информатика, 10-11 класс

Источник: http://obrazovanie.1c.ru/2020/

Коррекционные школы перестанут закрывать

Коррекционные школы перестанут закрывать

Министр образования и науки РФ Дмитрий Ливанов заявил, что наряду с развитием инклюзивного образования коррекционные школы должны сохраняться и развиваться

Новая позиция Минобрнауки была озвучена на минувшей неделе на первом заседании Совета по вопросам образования лиц с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ) и инвалидов.

По мнению ведомства, специальные (коррекционные) школы должны быть лидерами развития образования детей с ограниченными возможностями здоровья и инвалидностью.

Они также могут выполнять функции учебно-методических центров, которые будут помогать педагогам общеобразовательных организаций, консультировать детей и их родителей.

Дмитрий Рогулин / ТАСС

Ливанов согласился с Путиным

В конце 2012 года был принят закон «Об образовании в РФ», согласно которому к 2016 году планировалась ликвидация специальных (коррекционных) школ. Эти учебные заведения должны были слиться с общеобразовательными.

В то же время документ вводил понятие «инклюзивное образование».

Закон расшифровывал этот термин как «обеспечение равного доступа к образованию для всех обучающихся с учетом разнообразия особых образовательных потребностей и индивидуальных возможностей».

В связи с этой идеей надобность в коррекционных школах, по мнению законотворцев, отпадала. Тем более что на обучение ребенка в коррекционной школе идет в 20 раз больше денег, чем на ученика общеобразовательной.

Педагогическую и родительскую общественность эти преобразования не устраивали, ведь за время реформы было закрыто 150 коррекционных школ. В конце 2014 года на эту проблему был вынужден обратить внимание Владимир Путин.

«Если это происходит, то должно быть сопоставлено с возможностями инклюзивного образования.

А этого, к сожалению, нет, и на это я прошу Министерство образования и наших коллег, руководителей регионов, обратить самое пристальное внимание», — выразил озабоченность президент.

И вот по прошествии шести месяцев глава Министерства образования и науки РФ заявил, что коррекционные школы должны не только сохраняться, но и развиваться.

И все-таки они закрываются

По данным Министерства образования и науки, по состоянию на 2015 год в России насчитывается 481 587 детей с ограниченными возможностями здоровья (ОВЗ).

212 167 ребят учатся в 1660 специальных коррекционных школах (в 2000 году спецшкол было 1967. ― РП.). 110 295 детей получают образование в 13 443 отдельных (коррекционных. ― РП.

) классах при обычных школах, и 159 125 учеников осваивают адаптированную программу в инклюзивных классах общеобразовательных организаций.

«Только за последние три года число детей с ОВЗ и инвалидностью, обучающихся инклюзивно, увеличилось на 15,5%», ― отметил Дмитрий Ливанов. При этом количество коррекционных классов при общеобразовательных школах за три года выросло на 3,5% ― с 12 985 до 13 443.

Дмитрий Ливанов. Илья Питалев / ТАСС

В то же время, по словам министра, в настоящее время наблюдается уменьшение числа коррекционных школ: за три года на 3,9% ― с 1728 организаций в 2012/2013 учебном году до 1660 в 2014/2015 учебном году.

Однако пресс-служба Минобрнауки разъяснила РП, что сейчас в сегменте коррекционных школ не наблюдается какого-либо целенаправленного закрытия или сокращения: «Просто за последний период в процессе оптимизации некоторые школы стали структурными подразделениями в образовательных комплексах, сохранив при этом коллективы, методики, технологии работы и улучшив специальные условия получения образования для детей с ОВЗ и инвалидностью». Практикуется и «перевод обучающихся в другие учебные заведения — с согласия родителей, с последующей реорганизацией специальных (коррекционных) образовательных учреждений в связи с малой наполняемостью обучающимися», отмечают в пресс-службе. Иными словами, детей переводят в другие учебные заведения, а коррекционные школы все-таки закрываются.

По мнению психолога, члена центрального совета движения «Образование для всех» Светланы Суворовой, до недавнего времени происходила повсеместная ликвидация и «реорганизация» специальных коррекционных школ. «Идет борьба за здания, за собственность.

До какого-то времени делили предприятия, заводы, здания отраслевых институтов. Мы знаем истории с исчезновением множества детских садов, которые в период резкого спада рождаемости почему-то полностью перешли в собственность или очень долгосрочную аренду бизнесменов и коммерческих фирм.

Теперь дело дошло и до коррекционных школ, точнее, до их зданий, ― отмечала Суворова в интервью журналу «Директор школы».

― Кроме того, обучение ребенка в специализированной коррекционной школе стоит гораздо дороже, чем обучение ребенка в общеобразовательной, массовой школе, не говоря уже о надомном образовании, которое практически ничего не стоит бюджету».

Так ли нужно дорогое образование в коррекционных спецшколах? А может быть, его прекрасно и бюджетно заменит обучение в коррекционных классах?

Коррекционные школы или коррекционные классы?

Директор Центра реабилитации инвалидов детства «Наш Солнечный Мир», член правления международной ассоциации Autism Europe Игорь Шпицберг положительно оценивает новую позицию Минобрнауки в отношении коррекционных школ.

По его мнению, специальные коррекционные образовательные заведения очень нужны, потому что существует множество детей с ограниченными возможностями, которым необходима именно такая форма обучения. «Главное ― необходимо обеспечить доступность образования для всех.

Для этого должны существовать его различные формы, лучшим образом подходящие каждой группе детей: надомное образование, коррекционные школы, обратная инклюзия (когда к детям-инвалидам приходят обычные дети), частичная инклюзия (когда ребята с ограниченными возможностями здоровья посещают обычный класс).

Частичной инклюзией является и создание коррекционных классов в школе. Полная инклюзия ― когда ребенок с ОВЗ находится в обычном классе, но к нему приставлен тьютор, обеспечивающий адаптацию в среде, ― говорит Игорь Шпицберг. ― Часть детей может находиться в системе инклюзивного образования, часть не может.

Они нуждаются в специально организованных средах, в частности в системе коррекционных школ».

Евгений Курсков / ТАСС

Светлана Суворова считает, что именно специализированные коррекционные школы предоставляют настоящий доступ к образованию детям с ограниченными возможностями здоровья. Эти заведения учитывают особенности основного дефекта развития ребенка. «Есть школы для слабовидящих, слабослышащих, детей с нарушениями речи и т.

д. Каждая группа патологий требует своих подходов в обучении, специализированных программ и методик. Обучение осуществляют в основном педагоги-дефектологи. Кроме того, зачастую такие заведения связаны с соответствующими профильными лечебными медицинскими учреждениями.

В них осуществляются консультации и лечебная поддержка каждого ребенка. В коррекционных классах обычной школы все это невозможно, ― продолжает представитель движения «Образование для всех».

— На практике ни одна государственная школа не сможет ради одного или даже нескольких коррекционных классов дополнительно набрать в штат большое количество учителей-дефектологов и специалистов, ведь они получают значительные надбавки за работу «с патологией».

Да и количество часов на одну ставку для обычных учителей и учителей, работающих с детьми, имеющими отклонения в развитии, различается ― у дефектологов количество часов меньше. Как все это обеспечить и сочетать в обычной школе?»

Кроме того, по мнению психолога, программа обучения в коррекционных школах по всей стране рассчитана на другие сроки обучения, чем в обычных, массовых, школах.

Например, неполное среднее образование дети получают в коррекционной школе за 10 лет, а полное ― за 12. С учетом того, что начальная школа в коррекционных школах составляет четыре класса, обучение там на год дольше.

В обычных школах, как известно, неполное среднее образование ― 9 классов, полное ― 11.

Обращает внимание Суворова и на организацию режима труда и отдыха для детей с ограничениями по здоровью, ведь таким ребятам необходимы щадящие условия. «Но звонок-то звенит для всех одновременно. И коридоры для всех одни, так же как и лестницы, буфет и раздевалки в спортзале.

Только одним детям достаточно 10 минут, чтобы переодеться после физкультуры и бежать на следующий урок, а другим необходимо для этого не менее 20 минут.

И школьная лестница для одного ребенка ― возможность побегать, попрыгать по ступеням и избавиться от лишней энергии, накопившейся во время сидения на уроке, а для другого ― непреодолимое препятствие», ― делится психолог.

Главное, что объединяет коррекционные школы, ― это значительный реабилитационный потенциал.

По мнению Суворовой, именно коррекционная школа дает «дорогу в жизнь» детям-инвалидам, ведь надомное обучение, на которое зачастую переводят ребят с ОВЗ, предполагает всего 8 часов занятий с учителем в неделю, в старших классах количество уроков возрастает до 12.

Но для полноценного образования, тем более ребенка с особенностями, это очень мало. Коррекционные классы, где и так учатся «слабые» дети, никак «подтянуть» ребенка-инвалида не могут. А спецшколы выпускают учеников, которые поступают в лучшие вузы страны.

Например, Артур Луппов, инвалид 1-й группы, окончил спецшколу-интернат № 1 в Москве, затем механико-математический факультет МГУ им. М.В. Ломоносова. Кандидат физико-математических наук, много лет работал в Госкомстате России, в настоящее время доцент Московского экономико-статистического института.

Александр Суворов, инвалид 1-й группы, окончил Сергиево-Посадский специализированный интернат для слепоглухих детей, затем факультет психологии МГУ им. М.В. Ломоносова, сейчас является доктором психологических наук, старшим научным сотрудником Института психологии Российской Академии образования.

По мнению Светланы Суворовой, есть и еще одна большая проблема. Так сложилось, что в существующих коррекционных классах среднеобразовательных школ учатся любые дети, не «вписывающиеся» в педагогический процесс в обычном классе.

Дети с частичной потерей зрения на занятиях в кабинете ЛФК муниципальной специализированной школы для слепых и слабовидящих детей. Александр Кондратюк / РИА Новости

Классовая борьба

Работают в этих «коррекционных» классах обычные учителя, и ни о каком «профиле» отклонений в развитии детей при комплектовании этих классов или о специальном, особом образовании этих учеников речь вообще не идет.

Для массовых школ обучение в подобных «коррекционных» классах смешанного состава детей, в том числе имеющих трудности в обучении, при этом нередко с неопределенными причинами и происхождением этих «трудностей», считается нормальным.

С мнением, что в коррекционные классы попадают «запущенные» дети, согласен учитель истории с 20-летним стажем и экс-директор московской школы № 1184 Евгений Спицын. «Ведь у нас, как правило, в коррекционные классы попадают просто «неудобные» дети. Для учителя они дебилы.

Но если какой-то ученик слабый, то задача педагога ― его подтянуть, а не спихивать в коррекционный класс. В моей педагогической практике не раз были случаи, когда законченного хулигана удавалось «вытащить» педагогической работой и сменой социальной среды», ― говорит педагог.

Мама ученика 3-го класса одной из школ ЮЗАО поделилась с РП на условиях анонимности впечатлениями о коррекционном классе, куда попал ее сын, перейдя из другой школы. «При приеме провели тестирование. С ним сын не особо справился, он невнимательный и ленивый.

Сказали, что мест в обычных классах нет, есть только в коррекционном. Я сначала расстроилась. Потом смотрю ― в классе всего 15 учеников, домашнее задание практически не задают, ну и успокоилась, ― говорит собеседница.

― На самом деле, как я поняла, в этом классе собраны неудобные дети, которых надо «тянуть», ни одного аутиста или больного ребенка из 15 «коррекционников» в классе нет».

В то время как коррекционные школы нужны, коррекционных классов в обычных школах существовать не должно. Дети должны быть перемешаны, чтобы не было такого, что в одном классе учатся отличники, а в другом троечники.

По мнению Евгения Спицына, педагоги должны исполнять не только свои функциональные обязанности, но и обязанности по воспитанию детей ― дабы не происходила сегрегация учеников на удачных и проблемных.

«Что касается ребят с ограниченными возможностями, то часть из них может учиться в обычной школе, при этом тяжелобольные дети должны получать образование в специальных учебных заведениях», ― резюмирует Евгений Спицын.

Источник: http://NetReforme.org/news/korrektsionnyie-shkolyi-perestanut-zakr/

Ссылка на основную публикацию