Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге — студенческий портал

Во время протестных акций сторонников Навального «Он нам не царь» полиция задерживала не только совершеннолетних, но и школьников. Один из них попал в объектив фотографа, когда двое полицейских повалили его на землю и выкрутили руки. Фото перепостили многие в социальных сетях. Мы узнали, что мальчик на фото делал рядом с Пушкинской площадью.

Эта фотография, сделанная сотрудником RTVI Иваном Красновым во время протестной акции «Он нам не царь» в центре Москвы, стала популярной в соцсетях в том числе благодаря посту в фейсбуке философа Якова Охонько.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

Оригинал Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий порталНастроение.Оригинал

Фото перепостили десятки людей, в том числе журналисты и популярные блогеры. В х многие возмущались жестокостью полиции. Одна из подписчиц, журналистка Дарья Башкирова, узнала в мальчике своего младшего брата.

Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий портал

Саше Башкирову, ученику одной из московских гимназий, 14 лет. После задержания его отвезли в ОВД Академическое, рассказала его старшая сестра Medialeaks.

Физически он в порядке, но ему 14, и это первое его такое столкновение с законом, так что морально не уверена, что в порядке.

У Саши бы с собой телефон, он ответил на вопрос нашего корреспондента. Мальчик сообщил, что с ним всё в порядке, полиция позвонила его родителям, и в 20.30, через несколько часов после задержания, его должны были отпустить.

Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий портал

Находясь в отделении, Саша Башкиров сообщил нам, что не участвовал в протестной акции и даже не интересовался ей.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Замечания в дневниках рассказывают историю страны и школы - студенческий портал

Оценим за полчаса!

Фото, на котором два экипированных полицейских прижали к земле мальчика, перепечатали многие СМИ. Но Саша Башкиров был не единственным несовершеннолетним, которого задержали 5 мая.

Продюсер канала «Навальный Live» Оксана Баулина опубликовала фото другого школьника.

Оригинал
Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий порталВы не поверите, но они реально винтят детей! Теперь и в Москве. #ОнНамНеЦарьОригинал

О другом задержанном школьнике в Саратове сообщал сайт «Свободные новости». Пока полицейские сажали 12-летнего Егора Пряшникова в автомобиль, он кричал: «Позор!»

Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий портал Читайте на MedialeaksПарень показал две фотографии отца с разницей в 15 лет. Но людям интересен не он, а то, что происходит вокруг

Через час после задержания Егора забрал из отдела отец. На мужчину составили административный протокол по статье 5.35 КоАП РФ «Неисполнение родителями или иными законными представителями несовершеннолетних обязанностей по содержанию и воспитанию несовершеннолетних».

Задрежания детей, в том числе с применением грубой силы, как это было с Сашей Башкировым, вызвали у многих негативную реакцию.

Оригинал
Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий порталУ путинской РФ нет будущего. Страна, избивающая собственных детей и оправдывающая это избиение, обречена. Гнусности такой земля не вынесет.Оригинал

26 марта 2017 года после выхода фильма Фонда борьбы с коррупцией о премьер-министре Дмитрии Медведеве в России прошли массовые протестные акции. Журналисты обратили внимание на то, что в них участвовало много молодых людей, в том числе несовершеннолетних. Medialeaks сделал обзор нескольких историй о таких людях. Тогда многие из них тоже попали в полицию случайно.

Другие, как сын бывшего депутата Роман Шингаркин, участвовали в акциях осознанно. Роман прославился благодаря тому, что во время протестов в Москве залез на фонарь и попал в объектив множества камер. Мы поговорили с ним и узнали, почему он решил не оставаться в стороне.

Некоторые вчерашние школьники нашли себя в оппозиционных структурах. Один из них, Егор Чернюк, в 18 лет возглавил штаб Алексея Навального в Калининграде, незадолго до этого окончив школу с золотой медалью и получив три дополнительных образования.

Он поступил в престижный американский колледж, но вынужден был бежать из России от уголовного дела раньше, чем собирался отправиться на учёбу. Мы взяли у него интервью и поговорили об убеждениях, успехах, планах на будущее и домашнем хорьке Виталике.

Источник: https://medialeaks.ru/0505dalex-about-a-boy/

"Здравствуй, автозак": юристы советуют, что делать, если вас задержали на митинге

В Москве проходят массовые акции протеста в поддержку незарегистрированных кандидатов на выборы в Мосгордуму. На последней акции 27 июля, по разным оценкам, были задержаны более 1300 человек. 88 из них арестованы, более 300 получили штрафы. Задерживали протестующих ОМОН и Росгвардия с применением силы, избивая людей дубинками.

Настоящее Время совместно с правозащитным объединением юристов и журналистов «Команда 29» подготовили памятку о том, как следует себя вести, если вас задержали на митинге, и как защитить свои права, если сотрудники правоохранительных органов их нарушили.

Меня задержали

  • Если вас поймали полицейские или сотрудники Росгвардии (они тоже могут задерживать на митинге) – не сопротивляйтесь, не грубите и не провоцируйте. Поднимите руки ладонями вверх или сложите их за голову, чтобы вас не могли обвинить в применении насилия к представителю власти (карается лишением свободы) или неповиновении (штраф до 1000 рублей или арест на 15 суток).
  • Узнайте фамилию и должность задержавшего вас сотрудника. По закону он обязан вам их сообщить, назвать причину задержания и разъяснить вам ваши права. Если этого не произойдет, запишите замечания в протокол, который составят на вас в участке.
  • Ни полиция, ни Росгвардия не имеют права применять к вам силу, если вы не сопротивляетесь. Если это случилось, занесите все нарушения в протокол и попросите вызвать вам «скорую». Полицейские обязаны это сделать, но если получите отказ – тоже заносите в протокол.
  • Если вас поймают при попытке бежать из автозака, вам грозит до 15 суток ареста или 1000 рублей штрафа.

Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий портал

Автозак уже стал термином, которым все чаще называют не только конкретный бронированный автомобиль для перевозки заключенных, но и все машины, в которых возят задержанных. По факту это может быть и машина ОМОНа, и «Газель», и простые ПАЗики, в редких случаях – даже легковая машина.

  • После задержания сразу же сообщите близким и адвокату, что вас задержали. Также вы можете сообщить о задержании порталу «ОВД-Инфо», там могут помочь с поиском защитника. Старайтесь фиксировать на аудио или видео, что происходит вокруг. Запоминайте все нарушения ваших прав – позже это необходимо внести в протокол.
  • По закону, внутри служебной машины сотрудники полиции не имеют права отбирать личные вещи – в том числе еду и воду – и средства коммуникации, но иногда это нарушается. Копии фото, видео и аудио материалов разместите в интернете или отправьте знакомым.
  • Запомните номер автомобиля и имена сотрудников, которые вас доставили в отделение.
  • Познакомьтесь и обменяйтесь контактами с людьми вокруг вас – и вам, и им могут понадобиться свидетели.
  • При попадании в транспортное средство постарайтесь сесть у окна или решетки – так у вас будет доступ к воздуху и при перевозке вы можете избежать травм. Во время перевозки крепко держитесь за сиденья или поручни. Если вы оказались в толпе, держите согнутые в локтях руки на уровне груди, чтобы защитить грудную клетку.
  • Если вы получили травму при перевозке по вине сотрудника полиции, его могут привлечь к уголовной ответственности. Тогда вы сможете подать гражданский иск и потребовать компенсации от виновного сотрудника или органа, в котором он служит. Если уголовного дела не будет, то компенсацию можно потребовать только у органа.
  • Если внутри автомобиля вам стало плохо, дайте четко это понять полицейским. Вам обязаны предоставить медицинскую помощь.
  • По закону вас обязаны выпустить в туалет, отказ сотрудников полиции сделать это ЕСПЧ приравнивает к пыткам. Если вам отказали, также зафиксируйте это во всех протоколах.
  • Долгое нахождение автомобиля на жаре (иногда с включенной печкой), холоде (без обогрева), в духоте (с запертыми окнами) также может приравниваться к пыткам.

В отделении

  • Статус задержанного вы получите только по прибытии в участок, следовательно, время задержания начинает отсчитываться только с этого момента.
  • Если вас задержали за участие в нарушении порядка проведения митинга, то вас не должны держать в отделении дольше трех часов. Но если вас подозревают, например, в неповиновении сотрудникам полиции или препятствованию движению на проезжей части при несанкционированном митинге, то могут задержать до 48 часов. Если вас оставили на ночь, то вам обязаны предоставить постельное белье и горячую еду.

    Меня взяли: что делать школьнику, которого задержали на митинге - Студенческий портал

  • В отделении на вас должны составить протокол, в который вам нужно внести все свои жалобы (побои, отказ предоставить медпомощь, не разъяснили права, сотрудник не представился и т.д.). Укажите время, во сколько вас доставили. Максимально подробно опишите все свои претензии.
  • Если к вам едет адвокат, то лучше подписывать документы после консультации с ним. Если адвоката нет, попросите родных найти вам защитника или попробуйте “присоединиться” к кому-то из соседей, у кого он есть.
  • Обязательно требуйте копию протокола и любых других документов, которые на вас составят, они вам понадобятся.
  • Отделения полиции обычно оборудованы видеокамерами – старайтесь держаться в поле их зрения.
  • Если вас в отделении избили – требуйте медпомощь и занесите это в протокол. Потребуйте зафиксировать телесные повреждения.
  • По закону, личные вещи у вас могут изъять, но только если они могут быть либо орудием правонарушения, либо доказательством по делу. Изымать вещи должны либо в присутствии двух понятых, либо под видеозапись. На изъятие должны составить отдельный протокол. Но вернуть вещи получится только после суда.
  • Тем не менее, из отделения вас могут отпустить без составления протокола. Это грубое нарушение. Требуйте его составить для дальнейшего обжалования.

Жизнь после

  • Если на одном из этапов нарушили ваши права, вы можете подать жалобу в вышестоящий орган – например, начальнику отдела полиции, в прокуратуру или обратиться в суд.
  • В жалобе укажите место, время и обстоятельства, действия сотрудников полиции, которые нарушили ваши права. Потребуйте признать их действия неправомерными и привлечь к ответственности. Свои данные укажите максимально подробно.
  • Если в России вам не помогли, можно обратиться с жалобой в ЕСПЧ или в Комитет ООН по правам человека.

Расширенная версия памятки с указаниями статей кодексов, которые в случае нарушения ваших прав помогут в обжаловании, опубликована на сайте правозащитников «Команды 29».

Данная статья была опубликована 11 июня 2017 года и была приурочена к массовым митингам против коррупции в России и за отставку премьер-министра Дмитрия Медведева.

Источник: https://www.currenttime.tv/a/28539867.html

Студентам продолжают угрожать отчислением за участие в акциях 26 марта. Еще три истории — Meduza

Антикоррупционные митинги, которые прошли по всей России 26 марта, стали самыми массовыми за последнее время. Заметное участие в акциях на этот раз приняли школьники и студенты. Некоторых из них задержали и отпустили, других задержали и обвинили в административных правонарушениях, с третьими проводили воспитательные беседы («Медуза» публиковала записи нескольких таких встреч и уроков), иным до сих пор угрожают отчислением из учебных заведений. «Медуза» поговорила с тремя студентами из разных городов России, на которых оказывают давление после акций 26 марта.

Тюмень

17-летний студент Тюменского политехнического колледжа Глеб (фамилию он просил не указывать), волонтер штаба Алексея Навального, был задержан 9 апреля.

К Глебу подъехала полицейская машина, когда он расклеивал на информационных стендах листовки с призывом посмотреть в интернете расследование Фонда борьбы с коррупцией (ФБК) «Он вам не Димон».

«До этого ко мне подошел один из жильцов близлежащих домов, назвал меня идиотом и сказал, что я раскачиваю лодку. Видимо, он и вызвал полицию», — рассказал «Медузе» волонтер штаба Алексея Навального.

У студента не было с собой паспорта, поэтому полицейские — под предлогом установления личности — отвезли подростка в отделение полиции, перед этим сообщив по рации, что «задержали парня, который своими листовками нарушает конституционный строй».

«Мне никому не давали позвонить, ни юристу, ни родителям, несмотря на то, что я сразу сказал им, что я несовершеннолетний», — сказал Глеб. Эти же сотрудники заставили его дать объяснения своим действиям, причем молодой человек делал их без протокола, то есть не понимая, в чем конкретно его обвиняют.

«Только на следующий день я узнал, что против меня хотят возбудить — административное дело по статье 4.2 Кодекса Тюменской области — нарушение благоустройства. Сначала хотели пришить нарушение конституционного строя, потом экстремизм — они сами не знали, какую статью привязать», — рассказал студент.

На следующий день Глеба допросили повторно. «Они подняли ГУ МВД, СК, отдел по борьбе с терроризмом — вокруг меня пол-отдела бегало и пять человек меня стерегли. Причем второй раз опрашивали без соцработника и опекуна. Спрашивали, откуда я узнал о ФБК, платят ли мне за то, что я работаю для них волонтером и почему я туда записался», — говорит он.

11 апреля волонтера вызвали в комиссию по делам несовершеннолетних. «Там сидели незнакомые мне люди — видимо, это были сотрудники службы безопасности различных учебных заведений — они ругались, говорили, какой я плохой. Никто, конечно, из них фильм не смотрел. Но они пытались навязать мне свои убеждения, говорили, что может дойти до отчисления и проблем в учебе», — говорит Глеб.

Он также рассказал, что его родители негативно относятся к его волонтерской деятельности. «Я уже договорился с юристами ФБК, чтобы они представляли меня в суде, осталось только доверенность написать.

Но мама это делать отказалась, сказала, что я там никому не нужен, и что она нашла мне другого адвоката.

 Я боюсь, что это приведет к тому, что команду Навального обвинят в том, что меня заставляли расклеивать листовки или платили мне за это», — говорит Глеб.

Он признался, что был очень рад, когда увидел, что Алексей Навальный ретвитнул новость о его задержании: «Алексей приезжает в Тюмень в пятницу, 14 апреля, я поеду в аэропорт, буду чем-то вроде охраны — тогда, надеюсь, получится с ним лично пообщаться. Но для меня главное, чтобы вся эта ситуация приобрела наибольшую огласку».

Политехнический колледж Тюменского государственного нефтегазового университета был недоступен для комментариев.

Казань

Студентка Казанского федерального университета (КФУ) Юлия (имя изменено по просьбе героини) рассказала «Медузе», что после того, как она приняла участие в антикоррупционном митинге 26 марта (причем она была на митинге не в Казани, а в Набережных Челнах), ее матери позвонил сотрудник международного отдела университета.

«Он предупредил ее о возможных малоутешительных последствиях для моей учебы, если я и остальные студенты будем продолжать поддерживать позицию Алексея Навального, а также вести активную политическую жизнь», — рассказала студентка.

По ее словам, представитель КФУ также уточнил, что «таких» студентов вуз «берет на заметку, а затем отчисляет».

Тот же сотрудник сообщил матери Юлии, что в каждой группе, на каждом факультете есть «осведомители», которые собирают для руководства сведения об учащихся, в том числе об их политической позиции.

Юлия получила также сообщение от куратора свой группы — это была убедительная просьба не участвовать ни в каких митингах и демонстрациях.

Студентка КФУ рассказала, что до митинга 26 марта заместитель директора по воспитательной работе КФУ внимательно следила за тем, чтобы в сообществе во «ВКонтакте», посвященном вузу, не публиковали сведения о митинге. «Одна студентка написала: «Что будет 26 марта, ребята?», моя знакомая ей ответила, что в этот день состоится митинг. После чего ее вызвали к декану и заставили удалить комментарий», — рассказывает Юлия.

«Я очень обеспокоена тем, у нас в стране и у нас в вузе ущемляют свободу слова и выбора», — пожаловалась студентка.

В пресс-службе КФУ «Медузе» заявили: «Я не слышал о том, чтобы у нас за митинг кого-то отчислили или грозили отчислением. Такого не было.

У нас в университете очень лояльное отношение к этому ко всему — свободу слова мы здесь не притесняем. Наша бывшая сотрудница — из департамента по связям с общественностью — сейчас работает в штабе Навального в Казани.

Читайте также:  В какие вузы можно подать документы онлайн - студенческий портал

В КФУ нет никаких проблем со свободой слова и с желанием человека высказаться, это может сделать каждый. 

Ростов-на-Дону

Студентка Южного федерального университета Анастасия (имя было изменено по ее просьбе) прислала «Медузе» диктофонную запись своего разговора с замдекана по воспитательной работе одного из факультетов вуза.

Она вызвала Анастасию к себе в кабинет после того, как фамилия девушки появилась в некоем списке — предположительно, в него попали люди, которые участвовали в митинге 26 марта, и которых якобы собираются отчислить.

— Рассказывай, моя дорогая, как оно там на митинге несанкционированном? — начала беседу замдекана.

— Я хотела пойти, но я в тот день летела из Петербурга в Ростов, а так бы обязательно пошла, — ответила ей девушка. Она предложила предоставить подтверждающие ее «алиби» авиабилеты, а также переписку с матерью, в которой девушка сообщает о задержке рейса.

— Давай договоримся, что мы больше нигде не участвуем, чтобы нас не позорили всякими списками, — продолжила замдекана. — Пока мы в рамках университета, давай договоримся, что ничего этого не будем посещать. Закончишь — участвуй, где хочешь. На этот раз я тебя отстояла.

Замдекана также предупредила Анастасию, что «отслеживают даже переписку в соцсетях» и попросила ее сходить на мероприятие, посвященное политическим движениям, где студентам «объяснят, что такое хорошо, что такое плохо».

В пресс-службе ЮФУ «Медузе» на вопрос, угрожают ли студентам отчислением за участие в митинге 26 марта, ответили: «Вряд ли».

Источник: https://meduza.io/feature/2017/04/13/studentam-prodolzhayut-ugrozhat-otchisleniem-za-uchastie-v-aktsiyah-26-marta-esche-tri-istorii

Как студентов задерживали на митинге 27 июля

31.07.2019 18:55

27 июля прошла крупная акция протеста из-за недопуска независимых кандидатов на выборы в Московскую городскую думу.

Так как митинг был несанкционированным, полиция проводила массовые задержания – по данным ОВД-инфо, число задержанных стало рекордным за последние годы и составило 1373 человека. Некоторые из них уже получили штрафы или сроки вплоть до 30 суток.

Среди попавших в автозаки было несколько десятков студентов ВШЭ. The Vyshka пообщалась с задержанными вышкинцами об арестах, содержании в ОВД и судах.

Аресты

Кирилл Григорьев, студент ОП «Прикладная политология», четыре месяца работал в штабе Дмитрия Гудкова и собирал подписи, часть которых была признана недействительными.

Он говорит, что на митинги ходит регулярно еще с 2014 года, а акция по недопущению кандидатов – для него личная история после работы в штабе.

27 июля его задержали на Трубной, где силовики оцепили небольшой участок рядом с метро – «они сами шутили, что выход только через автозаки, которые набили за 15-20 минут».

Матвей Кавторов, разработчик HSE App и студент ОП «Прикладная математика и информатика», зашел в кафе на Цветном, сотрудник которого вскоре объявил о внеплановом закрытии – из окна было видно, что людей массово задерживают прямо перед кафе: «Я попросил сотрудника кафе проводить меня на улицу и попросить не задерживать, даже взял его за руку. На улице ОМОН расступился, и я вышел из оцепления. Однако уже через несколько шагов на меня напали сзади и сильно заломали руки. Конечно же, не представились и не предъявили обвинения. На любое свое слово мне сильнее и сильнее заламывали правую руку, очки выпали, свой морсик я допить уже не смог».

Григорий Морозов, студент ОП «Журналистика», слушал уличный концерт в парке на Цветном бульваре.

Музыкант исполнял песню Lumen – «Гореть», и на словах «огромный синий кит порвать не может сеть» отряд Росгвардии его остановил; толпа закончила за него: «сдаваться или нет, но всё равно гореть».

По требованию силовиков люди ушли с зоны отдыха и спокойно перешли на «островок безопасности», где их оцепила Росгвардия и начала задерживать всех подряд: «Меня повели за руки к машине и начали досматривать.

В задних карманах у меня лежало по пустой пластиковой бутылке, которые я собирался выкинуть. Сотрудник их вытащил, кинул на асфальт, сказал: «а зачем это тебе две бутылки пустые?» и ударил меня кулаком в левое ребро. Непонятно, зачем он это сделал, я вообще никакого сопротивления не оказывал».

ОВД

Кириллу Григорьеву и всем его соседям в автозаке вменяют статью 20.2 часть 6.

1 КоАП («участие в несанкционированных собрании, митинге, демонстрации, шествии или пикетировании, повлекших создание помех функционированию объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры»), по которой можно получить 15 суток ареста.

Поэтому всех доставили в ОВД Троицка до суда: «Самые трудные были сутки в камере, без средств связи, в изоляции, в абсолютном непонимании, что будет дальше, что творится в мире. У нас не было часов, свет горел 24 часа, выходить в туалет можно было всего лишь 3 раза за сутки. На улицу нас так и не выпустили».

Во время пребывания в отделении Кирилл разговаривал с сотрудниками полиции:

«Нам два полицейских признались, что многие в полиции в случае масштабных митингов откажутся выходить и разгонять толпы людей, просто все масштабно заболеют, останутся дома, как и сейчас делают до 30-40% состава полиции»

Матвея Кавторова доставили в ОВД Ломоносовский. По его словам, сотрудники были вежливыми, но не соблюдали процедуры: выдали всем одинаковые протоколы без копии, но заставили подписать графу о ее получении.

Позже его перевезли в камеру в ОВД Коньково, где оставили почти на двое суток: «Предоставили сухой паёк и горячую воду, а ещё чуть позже камера была уже забита кучей передачек с водой, хлебом и печеньями. Иногда выводили в туалет и курить.

К этой части аттракциона претензии минимальные».

Машина с Григорием Морозовым поехала в ОВД Братеево, где он пробыл 36 часов до суда. Первую ночь студент спал на простыне на паркете, вместо подушки использовал коробку с сухим пайком

Он получил три передачки – одна из них была от выпускников Вышки: «Мне сказали, что это от друзей, но я даже не знал, от кого. Это было очень приятно, особенно в первые часы, это неоценимая поддержка.

У тебя нет никакой связи с миром, поэтому передачки – единственное, что ты можешь получить.

Когда я наконец включил телефон, увидел море сообщений, и ко мне в суд приехали ребята, за что им всем большое спасибо».

Кирилл Григорьев также отметил, что «самое крутое при задержании – общение с единомышленниками»:

«Задерживают очень крутых, умных, мотивированных ребят, которые так же заряжены идеями насчет того, как изменить нашу страну, которые реально приходят на площадь, чтобы высказать свое мнение. Это реально будущее нашей страны»

Итоги

По данным ОВД-инфо, на две ночи в отделениях остались 265 человек. 

Двоих героев статьи отпустили, а их слушания перенесли: Григорий получил повестку в суд, Матвей подписал обязательство о явке на заседание. Подобным образом из ОВД отпустили студентов Вышки Андрея Старовойтенко, Дмитрия Турко, Максима Оленева, Марию Безверхую – их дела не закрыты, рассмотрение назначено на август. Александр Финиарель и Алексей Зайков получили по 7 суток ареста.

Кириллу Григорьеву вынесли штраф в 15 тысяч рублей: «Суд представлял собой жалкое зрелище, где судья читал как скороговорки и старался рассмотреть дела как можно быстрее.

Ни о какой состязательности и полном рассмотрении дела речи не шло, не посадили на 15 суток, и на том спасибо». Другие вышкинцы получили штраф размером в 10 тысяч рублей: Анастасия Якубовская, Матвей Соколовский, Константин Бобков.

Интернет-журнал DOXA организовал сбор пожертвований для оплаты штрафов. По оценкам DOXA, в общей сложности были задержаны 70-80 студентов Вышки.

Полина СальниковаРедактор: Даниэль Нижник Анна Артемьева / Новая газета

Источник: https://thevyshka.ru/25216-students-riot/

Что делать, если ребенка задержали на митинге, и как жить, если он — политзаключенный | ОВД-Инфо

«Мы — родители тех, кого сотрудники полиции или Росгвардии могут избить, бросить в автозак, отправить в СИЗО, на кого по оговору этих „правоохранителей“ могут завести дело и осудить», — говорилось в одном из открытых писем, появившихся на волне поддержки фигурантов «московского дела». ОВД-Инфо поговорил с родителями и детьми-активистами о давлении со стороны государства, общества и друг друга — и о том, как все это переживать.

В России дети иногда начинают участвовать в политической жизни еще до того, как научатся ходить и говорить. Этим летом прокуратура потребовала лишить родительских прав сразу две семьи — Хомских и Проказовых — из-за появления на протестных акциях с младенцами. Дети на митинге становятся поводом не только для репрессий родителей со стороны государства, но и для общественного осуждения.

К тому же с 2019 года в России ввели административную ответственность за вовлечение несовершеннолетних в несогласованные акции.

Из изменений в КоАП непонятно, как доказывать, что несовершеннолетнего «вовлекли» и что прийти на митинг — не его решение.

Изменения появились в ответ на протесты 2017 года: только на акции «Он нам не царь» 5 мая, по данным ОВД-Инфо, задержали 158 несовершеннолетних.

Родителям-активистам непросто и с юридической, и с психологической точки зрения. Они боятся, что их действия повредят детям — боятся органов опеки, собственного ареста, во время которого дети останутся без присмотра, и того, что на детей будут давить в детском саду или школе. Родители активистов тоже боятся репрессий — вплоть до того, что пытаются запереть дома.

В России обсуждение политических взглядов родителей и детей может проходить не за ужином, а на заседании комиссии по делам несовершеннолетних после задержания. В худшем случае — по переписке из СИЗО или колонии.

Николай Бояршинов, сын Юлий, 28 лет

Николай — отец фигуранта дела «Сети» Юлия Бояршинова. Обвиняемые по этому делу — десять антифашистов и анархистов, которым вменяют организацию террористического сообщества и участие в нем. После ареста Юлия поместили в СИЗО «Горелово», где он содержался в пыточных условиях.

Николай Бояршинов с плакатом о деле «Сети» / Давид Френкель для ОВД-Инфо

Я, конечно, знал о его [политических] взглядах и был очень рад, что у меня сын таких позитивных и прогрессивных взглядов, с такими устремлениями, все время был занят хорошими делами.

Какие-то экологические проекты у него были; приют для животных поддерживал: принимал участие в строительстве, потом периодически ездил туда помогать.

В Петербурге он вместе с друзьями организовывал фримаркет (мероприятие, на котором люди обмениваются ненужными вещами и одеждой — ОВД-Инфо).

Страшно за него стало только после ареста. Это все настолько страшная и бредовая ситуация, настолько неестественная. Я вообще думал, что я не выдержу.

Я даже не представлял себе, что это может затянуться дольше каких-нибудь трех месяцев. Я не мог спать, все время думал, пытался понять, что это за бред. Какая мотивация у людей, которые схватили его.

Все время очень надеялся, что если я пойму, то я буду знать, что делать. Но это просто тупик, стена, непонятно.

Потом понял, люди пытаются не какие-то миллиарды заработать, не какое-то вознаграждение получить. Просто хотят заработать еще одну звездочку, еще одну галочку поставить, что вот еще одно дело закрыто. Их совершенно не интересует, что они поломают ребятам жизнь, им это не важно, для них люди — это расходный материал. Конечно, мне было страшно.

Но если бы можно было вернуться назад, я понимаю, что Юлий не мог бы вести иной образ жизни. А арестовать могут любого, в первую очередь, тех, кто более-менее на виду.

Арестовывают как раз лучших ребят, и я сомневаюсь, что Юлий бы захотел измениться настолько, чтобы обезопаситься [от этого]. Хотя я не знаю, чем можно было бы обезопаситься.

Может, если бы он не был активистом, он был бы менее интересен именно ФСБ, но он все равно мог запросто оказаться в полиции, они не настолько разборчивые.

Они могут кому угодно подбросить наркотики или еще что-то: самое важное же здесь, что это просто план, разнарядка. [Им] не так важно, кто это будет, важно только количество.

Юлик родился в 1991, это наоборот был период какого-то оптимизма. Жить было непросто, но мы совершенно не чувствовали угрозы, подумать не могли, что случится то, что сейчас происходит.

Девяностые — это в бытовом плане было тяжело, в магазины ходили как в музеи. Но мы все равно думали, что медленнее или быстрее, но мы придем в сторону нормального государства.

А вот тем, кто сейчас заводит детей, наверное, не страшно, только если они смотрят телевизор.

Сегодня происходит то, что еще буквально недавно мы считали невозможным. Тюремные запреты постепенно переходят в жизнь, и все люди у нас уже частично в заключении, потому что запретов уже столько, что мы все уже в какой-то тюрьме живем.

Юлий внимательный и добрый человек. Даже обо мне заботился все время, со школы, наверное, я всегда чувствовал какую-то опеку и заботу. С ним было очень легко и хорошо. За всю жизнь мы с Юлием ни разу не повысили голоса друг на друга, я очень радовался, что у меня такой сын.

И это все, конечно, жуткая несправедливость, но и мы в этом виноваты. Потому что мы расслабились. В моем поколении очень многие, сходив один раз на выборы и почувствовав себя обманутыми, просто больше не ходили.

То есть не пытались лучше разобраться в этом и что-то изменить. Мы решали проще: раз политика — это так мерзко, то лучше вообще с этим не связываться. Если бы мы раньше были более активны, сейчас бы, наверное, такого не было.

Это же все постепенно ужесточалось, и уже давно можно было заметить, что мы совсем не туда идем.

Наталья Вознесенская, сын, 28 лет

Наталья — участница движения «Солидарность». Движение требует освобождения политзаключенных, организует мирные уличные акции протеста, ведет работу со СМИ и участвует в избирательных кампаниях. Наталья занимается активизмом с 2014 года — принимает участие в митингах, антивоенных фестивалях, акциях в честь дня независимости Украины.

Наталья Вознесенская / Фото со страницы Вознесенской в фейсбуке

Я, конечно, очень за него волновалась все время. Потому что мне часто угрожали, писали в социальных сетях что-то типа: «Вали отсюда, а не то подкинем твоему ребенку наркотики». Сыну моему сейчас 28 лет.

Он со мной согласен, но считает, что не нужно заниматься активизмом, не нужно специально ходить туда, где может быть опасно.

Просто он уверен, что сделать ничего нельзя, потому что большинство населения поддерживает нынешнюю власть, а значит, наши усилия — это бессмысленный риск.

Было время, когда ко мне домой более-менее регулярно приходила полиция. Когда впервые они пришли, детей, то есть сына и его девушки, дома не было. Я потом постаралась рассказать им об этом как-то максимально весело, но ничего, конечно, не вышло. Сын в итоге сказал, что так он жить больше не может и лучше снимет другую квартиру.

Наталья Рыбалко, сын Родион, 16 лет

Наталья — левая активистка из Петербурга, ходит на митинги, одна из организаторов литературного вечера в поддержку сестер Хачатурян.

Наталья Рыбалко / Фото из личного архива

Довольно рано мой ребенок политизировался, хотя я специально ни о чем таком с ним не разговаривала. Но дети и сами могут спросить, например, почему дороги плохие, почему мусор вокруг.

А совсем в его детстве я читала ему сказки перед сном, и когда он засыпал, со сказок иногда переходила на книги каких-нибудь левых политических философов.

А он потом мне рассказал, что, оказывается, не спал, а наоборот дожидался этого момента, лежал тихонечко и слушал. Не знаю, конечно, что он там понимал.

Первый митинг, на котором оказался мой ребенок, — митинг против строительства «Охта-центра» в Петербурге. Это был 2011 год, еще до больших протестов, связанных с выборами. Ему было девять, и мы оказались там случайно. Я знала, что возле Театра юного зрителя будет митинг, но забыла — а мы как раз проходили мимо. И он начал спрашивать: «Мама, а что это такое, люди с флагами? Пойдем туда!»

Я долго не совалась в активизм, потому что мать-одиночка: ощущала огромную ответственность — а если меня повяжут, а если органы опеки… Первый митинг, в котором я приняла участие как организаторка, — это 2018 год, и первое выступление на митинге, и первый одиночный пикет. Ребенок был уже взрослый.

Первый «несанкц» (несогласованный митинг — ОВД-Инфо) в 2017 году стал первым для нас обоих — это было 8 марта, шествие по Невскому проспекту.

Я, конечно, предпочла бы, чтобы он не ехал, но была спокойна: думала, если менты будут его винтить, просто скажу, что ему 14, и от него отстанут.

Это уже потом, 26 марта [2017 года], был «навальнинг», на котором начался массовый повинт (задержание — ОВД-Инфо) школьников. И после этого настало понимание, что дети не застрахованы.

Первое задержание ребенка случилось в 2018 году, на акции так называемой «бессрочки». К тому времени меня саму задерживали, я примерно представляла процедуру. И тогда у меня не было никакого страха, только ярость. И я, конечно, летела туда, была одна мысль — помочь.

Сразу все какие надо жалобы написала. Надеюсь, если мой ребенок тогда и испугался, я смогла его своим таким поведением взбодрить.

В протоколе было написано, что задержали за неподчинение законным требованиям полиции, а именно за то, что отказался отдать в руки полицейскому паспорт.

В следующий раз на пикете полицейский намеренно вывернул моему ребенку палец — до хруста — и сломал. С тех пор я стараюсь на все акции, куда ходит ребенок, ходить вместе с ним. Все время высматриваю его в толпе, если теряю. Страшно. Конечно, страшно.

Ирина П

Гражданская и эко-активистка, участница митингов за честные выборы.

Я начала заниматься активизмом, когда у меня уже были дети. Со времен Болотной помню слоган: «Мама-папа, где вы были, когда наша страна скатывалась в диктатуру?» Точно не помню, как звучало, но примерно так. Для меня родительство — про ответственность и любовь, и активизм тоже про ответственность и любовь.

Мне кажется, самое сложное в сочетании родительства с активизмом — даже не сам момент участия в митингах, судах и пикетах.

В конце концов, это можно считать странноватым хобби, кто-то на рыбалку ездит, а кто-то ходит в суд.

Для меня самое травматичное ощущение в том, что в школе, в детском саду ребенка определяют как чужого, потому что кругом путины на стенах. Окружающие чувствуют инаковость, и они, к сожалению, мстят.

Сейчас мои дети школьники, заводить их было не страшно: тогда еще было ощущение, что репрессии, аресты — далеко и не с нами. Странно, наверное, но и сейчас не страшно было бы родить: в России всегда была диктатура, дождаться другого времени вряд ли удастся. Если не сгорим и не сядем в тюрьму — так будем отравлены свалками. Но все-таки зачем-то же мы здесь родились.

Читайте также:  Экспорт образования: иностранных студентов должно быть больше в три раза - студенческий портал

Макар, 16 лет

Активист молодежного движения «Весна» в Санкт-Петербурге, участник митингов и волонтер штаба Навального.

Макар (посередине), активист движения «Весна» / Фото предоставлено активистом

Еще год назад я жил в Чебоксарах, узнал, что в нашем городе есть штаб Навального, пошел волонтерить. Был почти на всех кубах (средство уличной агитации — ОВД-Инфо), почти все лето раздавал газеты. Конечно с регистрацией Навального [на президентских выборах] ничего не вышло, но я все равно верю, что делал все это не зря.

Очень сложно вспомнить первую акцию. Наверное, это была акция-перформанс на Невском проспекте в день телевидения (тогда активисты, связанные веревкой, прошли к офису «Первого канала» за человеком с флейтой — ОВД-Инфо). Сразу, как переехал в Питер, была идея заниматься активизмом в «Весне», ибо в Чебоксарах «Весна» была, но не работала.

Бывает, с мамой говорим о политике, и в общем, у нее схожие с моими взгляды. Никому не нравится нищета, маленькие зарплаты, высокие цены. Но сама мама не ходит на выборы, ибо не очень верит в какие-то изменения.

Меня нужно забирать [из отделов полиции], ходить на комиссии [по делам несовершеннолетних]. Конечно, это неприятно, и бывают конфликты на этом фоне. Мне кажется, в этом нет моей вины. Была неприятная ситуация, когда она приходила штаб в Чебоксарах, просила главу меня не пускать в штаб, а он не послушал. Я был очень нужен штабу, ибо очень много всего делал.

Страшно бывает редко. Если я попадаю в автозак, сразу о задержании пишет «Весна», подхватывает ОВД-Инфо, МБХ и Медиазона. В отделение сразу звонят журналисты и спрашивают про меня. При таком внимании меня никак не могут избить или сделать что-то плохое.

Что делать, если вашего ребенка задержали на митинге?

рассказывает Максим Оленичев, юрист «Команды 29»

  1. Если ребенка задержали, полиция обязана сообщить об этом вам любым способом связи в кратчайший срок. Ребенок может назвать телефон, и полицейский обязан дозвониться до вас и сообщить о задержании ребенка. Если у ребенка два родителя, достаточно сообщить одному.
  2. Когда вы узнали о задержании, вам нужно взять свой паспорт и свидетельство о рождении ребенка (оно не нужно, если ребенок указан в паспорте) и немедленно ехать в отдел полиции. Требуйте, чтобы вас допустили к ребенку.
  3. Не нужно проявлять инициативу при подписании документов, если полицейский сам не попросит об этом. Помните, чем больше ошибок в составленных документах, тем проще затем прекратить дело.
  4. В отделе полиции попросите выдать вам копии протоколов доставления и задержания, а если к вашему приезду в ваше отсутствие составлен протокол об административном правонарушении, то и его.
  5. Если ребенку нет 16 лет и он не подозревается в преступлении, нужно немедленно его забрать и покинуть отдел полиции после предъявления документов о том, что вы — законный представитель ребенка (паспорт, свидетельство о рождении).
  6. Во всех процедурах с момента фактического задержания ребенка (как только полиция ограничила его свободу, в том числе с момента доставления, административного задержания, при составлении протокола об административном правонарушении) вы имеете право пригласить за свой счет адвоката, который вместе с вами или без вас (как решите) вправе присутствовать и оказывать правовую помощь, пока ребенок находится в отделе полиции.

Источник: https://ovdinfo.org/articles/2020/01/13/chto-delat-esli-rebenka-zaderzhali-na-mitinge-i-kak-zhit-esli-politzaklyuchennyy

ОВД-инфо рекомендует: что делать, если вас задержали на митинге?

Четыре золотых правила

Первое правило участника уличной акции — постараться избежать задержания; если это все же произошло, второе правило — сохранять ледяное спокойствие и третье правило — знать, что именно вас ждет и как отстоять свои права; четвертое правило: знай свои права и защищай их, но не «качай права».

Особенно, если у вас нет опыта и вы не уверены в своих силах. Между отстаиванием своих законных прав и «качанием прав» — огромная разница.

Ледяное спокойствие, знание законов и бюрократических процедур способствуют вашей свободе и позволяет избежать дальнейших проблем.

Агрессивный тон, повышенный голос и жалобы на нарушение каждого, даже самого незначительного, правила могут создать вам еще больше проблем.

Задержание начинается с момента, когда человек лишается возможности свободно перемещаться.

Задержание

Постарайтесь заснять задержание на видео или попросите об этом кого-нибудь. Законодательство не запрещает снимать полицейских при исполнении. Возьмите контакты у очевидцев задержания — это может вам пригодиться. Ведите себя спокойно и не идите на конфликт с полицейскими.

 Максимальное время административного задержания — 48 часов (более длительное только в случае серьезных оснований подозревать вас в уголовном преступлении). Оказавшись в отделе полиции, сразу же требуйте внесения фамилий всех задержанных в книгу учета.

Таким образом будет зафиксировано время формального задержания.

ВАЖНО! Вы имеете право воспользоваться услугами защитника. Требуйте, чтобы вам дали возможность вызвать адвоката!

Досмотр.

Досмотреть вас может только полицейский одного с вами пола в присутствии двух понятых того же пола. Запись о досмотре делается в протоколе о доставлении или в протоколе о задержании, либо составляется отдельный протокол.

Если у вас забирают вещи, требуйте оформить протокол изъятия и присутствия двух понятых. В случае, если понятых не найти, полицейские имеют право вместо них использовать видеосъемку. Важно, чтобы в протоколе все было описано максимально подробно.

Дактилоскопия

Полицейские могут заставлять вас пройти дактилоскопию (снятие отпечатков пальцев). Не соглашайтесь: если ваша личность установлена с помощью паспорта, снимать отпечатки пальцев можно только при уголовных обвинениях или после решения суда об административном аресте. Так что смело отказывайтесь от дактилоскопии.

Протокол об административном правонарушении

Если на вас начали составлять протокол административного правонарушения, будьте очень внимательны. Чаще других полицейские вменяют задержанным на уличных акциях часть 5 статьи 20.2 КоАП — нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка его проведения.

Если вам не разъяснили права и обязанности, не подписывайте соответствующий пункт протокола. Можете написать, что права вам не разъяснили, либо просто отказаться от подписи, сославшись на этот факт. В таком случае полицейские указывают это в протоколе при двух понятых. Полицейские обязаны рассказать вам о праве не свидетельствовать против себя и близких (статья 51 Конституции РФ).

 ВАЖНО! Никогда не давайте никаких объяснений и показаний без адвоката. Поверьте, каждое ваше слово будет использовано против вас.

Условия содержания

В случае, если вас содержат в ОВД в тяжелых условиях (нет проветривания, нет воды и еды, переполненность камеры и пр.) снимайте все на видео, фиксируйте. В случае нанесения вам травм требуйте госпитализации, так удастся зафиксировать травмы и в дальнейшем обжаловать действия сотрудников полиции. Допрос в Следственном комитете или ФСБ

Некоторых задержанных, особенно молодого возраста либо тех, кто активно вел себя на митинге, из ОВД забирают на допрос в следственные органы. Запомните! Никаких показаний и объяснений без адвоката.

В случае давления — 51 статья Конституции. Требуйте связи с родственниками и с адвокатом и говорите, что давать какие-либо показания вы будете давать только в его присутствие и после консультаций.

Источник: https://zakon.ru/blog/2019/08/28/ovd-info_rekomenduet_chto_delat_esli_vas_zaderzhali_na_mitinge

Школьник, задержанный на акции Навального: «Желтую уточку прицепил на рюкзак» — МК

Подросток рассказал, почему пошел на Тверскую и что с ним там случилось

Сергей (имя изменено по просьбе подростка), ученик 10 класса московской школы, пришел на митинг вместе с двумя друзьями того же возраста. Кроме того, на следующий день после мероприятия, ребята узнали, что на Тверской 26 марта было еще несколько их знакомых подростков. Но ни про какие деньги за участие никто из них не слышал.

— Как вы с друзьями узнали про митинг и почему решили прийти на него? Вы поддерживаете Навального?

— На самом деле политикой мы особо не интересовались. Про Навального тоже не так-то и много знали. Лично мне друг кинул ссылку из ютуба на фильм про «Димона». После этого мы стали обсуждать эту тему в соцсетях. Фильм реальный, после него сразу ясно, почему народ живет бедно.

На самом деле желающих прийти на Тверскую среди моих знакомых было много, но кто-то поленился, кто-то уехал куда-то на каникулы. Одна моя знакомая девочка точно не пришла из-за того,что у нее папа на госслужбе где-то работает.

При этом другого моего знакомого по даче на митинг позвали сами родители, которые туда шли.

— Как тебя задержала полиция?

— Сначала мы вышли из метро Белорусская и пошли вниз к Пушкинской площади, там мы решили задержаться, так как основная масса народу около памятника собиралась. На площади меня достаточно быстро и сцапали.

Никаких плакатов я в руке не держал, кроссовки висели на шее у друга( я не нашел приличных), но его не тронули. Единственно, у меня на рюкзаке брелок болтался в виде желтой уточки, да и я оказался рядом с мужиком, который достал плакат большой с «Димоном». Вместе с ним меня и повязали.

Друзья и другие люди пытались нас отбить, но не вышло. Один друг с митинга мне завидует чуть-чуть, что не его забрали.

— Что происходило после задержания? Как вели себя сотрудники ОВД? Что родители сказали?

— Ничего особенного не было, нас собрали в автозак, кроме меня там было еще два школьника, один как я, другой из 9 класса, и много взрослых мужчин, отвезли в одно из центральных ОВД.

Мне показалось, что в глубине души некоторые полицейские нас может и не осуждали, просто злились, что им такая работа сегодня досталась. Потом я сидел часа три в обезьяннике, пока меня не забрал отец.

Меня отец особо не ругал, просто сказал, что мы зря стояли долго на Пушке, Навальный же просил просто сделать круг по Тверской.

— Ты не боялся, что твой поход на митинг может сказаться на учебе, повлияет на поступление в институт или карьеру родственников?

— На родственников, думаю, не повлияет, они все работают в коммерческих структурах. В школе как отнесется администрация, пока не знаю. Но классный руководитель у нас что надо.

А поступление в институт, надеюсь, все же будет зависеть от баллов ЕГЭ, а не от похода на митинг. Я ж не хулиганил, не дрался, просто вышел как все, чтобы показать свое несогласие.

Сейчас у нас активная переписка по поводу всего этого в соцсетях идет.

Комментарий специалиста. Людмила Подерина, подростковый психолог: «У вопроса, почему подростки стали больше интересоваться политикой и выходить на митинги, на мой взгляд, есть два ответа. Во-первых, фильмы о коррупции и информация о митингах стали активно распространятся в соцсетях, где в данный момент очень много времени проводит именно подростковая аудитория.

Для современной молодежи события, которые набирают огромное количество лайков и просмотров в соцсетях считаются крайне важными. И они сами пытаются поучаствовать в подобных событиях, чтобы почувствовать себя крутыми в своей среде. Именно это произошло и с митингом из-за огромной популярности фильма Навального.

Вторая причина кроется глубже. Не секрет, что огромное влияние на детей оказывают родители, их воспитание.

Родителям нынешних подростков в среднем 37- 42 года, среди этой группы людей очень много тех, кто скептически относится к нынешней власти. Большая часть из них поддерживала болотные протесты в 2012.

Сейчас эти люди, возможно, сами и не очень верят в силу митингов оппозиции, но, несомненно, много говорят о них, в том числе и в присутствии своих детей».

Читайте материалы: «Россия сбрасывает кожу: Навальный поднял бунт детей против отцов»

«Медведев ведет себя как аристократ, которому претензии «смердов» по барабану»

Источник: https://www.mk.ru/social/2017/03/27/shkolnik-zaderzhannyy-na-akcii-navalnogo-zheltuyu-utochku-pricepil-na-ryukzak.html

Дети протеста: истории подростков, которых задерживали на московских митингах

Символом акции перед мэрией на Тверской стала 17-летняя Ольга Мисик. Она читала Конституцию России полицейским и бойцам Росгвардии.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста: «Я решила, что неплохо было бы напомнить им, что мы собрались мирно и без оружия, а они нет. Поэтому мы на площади законно, а ОМОН — не очень».

Девушку задержали, а ее фотографии попали в международную прессу, и всю неделю Оля раздает интервью журналистам.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста:«Мне пишут разные люди, очень много людей, много сотен. Пишут, что я их вдохновила, что это геройство, что это невероятно. Для меня это очень странно, потому что я такого не ожидала. Я вообще не ожидала ни фотографий, ни журналистов».

16-летний Степан в тот же день оказался на Трубной площади в плотном оцеплении сотрудников Росгвардии. Школьника посадили в переполненный автозак и отправили в отдел полиции Москворечье-Сабурово.

Степан Струнков, задержанный на акции протеста: «У меня взяли паспорт, все мои данные. Спросили, из какой я школы. Потом меня начали спрашивать, но я отказался отвечать, сославшись на 51-ю статью Конституции».

Родители Степана поехали в полицию с подмосковной дачи. Прорваться к сыну им удалось не сразу.

Тимофей Струнков, отец Степана: «Были закрыты ворота, закрыта дверь. Сначала нас не хотели пускать. Но после звонка инспектору по делам несовершеннолетних пустили только меня, и охранник отказался пропускать Наташу».

В итоге на Степана составили протокол и отпустили после часа ночи. Школьника вызвали к районному инспектору по делам несовершеннолетних. Задержанная в тот же день Ольга Мисик говорит, что ее тоже вызывали в полицию. Причем ее спрашивали об участии в нескольких акциях в присутствии сотрудника центра по борьбе с экстремизмом.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста: «Скорее это была дача показаний и объяснения, что происходило 27-го, 26-го и 12-го — все три раза, когда меня задерживали».

Про участие школьников в протестах впервые заговорили в 2017 году, после акции «Он вам не Димон». Тогда несовершеннолетних участников снисходительно прозвали «школотой». Однако сейчас социологи убеждены: на наших глазах происходит мощный поколенческий сдвиг.

Олег Журавлев из Лаборатории публичной социологии исследует подростковые настроения последние несколько лет.

Олег Журавлев, Лаборатория публичной социологии: «Это не маргиналы. Это люди, которые становятся гражданами раньше, чем 10 лет назад».

Артем Филатов, RTVI: «Что их мотивирует?»

Олег Журавлев, Лаборатория публичной социологии: «Во-первых, их среда становится более политизированной. Они смотрят не просто видео на ютьюбе, а политические дебаты. И во-вторых, политический климат ухудшается, и экономическая ситуация ухудшается. То есть страна становится более авторитарной и более бедной».

Степан подтверждает: почти все его сверстники смотрят ютьюб-канал Навального и обсуждают увиденное. Степан перешел в 11-й класс, он учится в хорошей физико-математической школе и занимается программированием.

Даже написал код для нескольких приложений. Говорит, что среди его знакомых почти нет тех, кто смотрит телевизор и доверяет Владимиру Путину.

Что касается акций протеста, Степан уверен, что люди имеют право на них выходить.

Степан Струнков, задержанный на акции протеста: «Впечатление вообще у меня осталось очень приятное.

Туда выходят лучшие люди города, которые готовы что-то менять, готовы проявлять свою позицию и не боятся это делать. А с точки зрения полиции и закона это неприемлемо.

Были очень жесткие задержания, необоснованно жесткие. На моих глазах человек во время задержания очень сильно разбил себе лоб, ему вызвали врача».

Слова про то, что в России появилось «непоротое» поколение, социолог Олег Журавлев считает чересчур заезженными. Но у школьников, по его оценке, нет страха перед автозаками.

Олег Журавлев, Лаборатория публичной социологии: «Это довольно быстро становится таким ритуалом посвящения, обрядом. Вот, я теперь стал протестующим, стал гражданином».

При этом школьники не всегда встречают понимание родителей. Ведь забирать детей из полиции и платить штрафы приходится именно им.

Ольга Мисик, задержанная на акции протеста: «Моя мама крайне отрицательно относится к митингам и последствиям митингов, то есть судам, штрафам и прочим проблемам. Но мой брат поддерживает меня и мои политические взгляды».

Родители одиннадцатиклассника Степана подчеркивают: они на стороне сына. Тем более, что, по их словам, он не участвовал в акции протеста целенаправленно, а вышел погулять в центр Москвы. Объяснить младшему ребенку, что именно произошло с его братом, Наталья и Тимофей пока не смогли.

Наталья Стрункова, мать Степана:«У нас традиция: каждый вечер Тимофей перед сном сидит с детьми, укладывает спать».

Тимофей Струнков, отец Степана: «Да, вчера я укладывал ребенка. Младший сын спросил нас: „Что такого сделал Степа, за что его взяли в полицию и собираются судить?“ И у нас нет нормального ответа на этот вопрос».

Источник: https://rtvi.com/stories/istorii-podrostkov-kotorykh-zaderzhivali-na-moskovskikh-mitingakh/

Ссылка на основную публикацию