Школьная забастовка: за что борются в школе тубельского — студенческий портал

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий порталВ школе самоопределения имени тубельского прошли митинг и забастовка: около 70% детей не пришли в школу

11 января дети и родители Школы самоопределения им. А.Н.Тубельского провели митинг и предупредительную забастовку. Из 216 учеников начальной школы на учебу пришли только 54 ребенка (25%), в средней школе — 10-30% детей в зависимости от класса. Многие родители подали директору заявления о причинах неявки детей — «в знак протеста», поскольку руководство школы отключило систему «проход-питание», чтобы по ней невозможно было отследить количество детей в школе.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!

Оценим за полчаса!

В 8-30 утра у входа в здание школы №734 началось собрание родителей и старшеклассников, в котором приняли участие более 150 человек. Одно из требований — восстановление в течение пяти дней спортивного комплекса в рекреации 3-го этажа, разобранного во время зимних каникул.

Также родители и дети требуют возвращения в школу демократических принципов управления, когда решения принимаются совместно педагогическим коллективом, учащимися и родителями.

На данный момент система взаимодействия директора с родителями и педагогами построена по абсурдному (но так любимому чиновниками) принципу: ответы на любые обращения даются только через 30 дней, что бесконечно затягивает решение любого вопроса.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий портал

До 9 утра родители и ученики ждали окончания переговоров представителя Совета родительских комитетов Эмиля Аюпова с чиновницей Департамента образования Москвы.

Но после возвращения Эмиля стало понятно, что директор школы и представитель Департамента ничего кроме обещаний «подумать и разобраться» предложить не могут. Тогда родители потребовали выхода «к народу» директора школы Сергея Москаленкова.

Директор прямо отвечать на вопросы о судьбе комплекса не хотел, стремясь отвечать на все вопросы «дежурной» фразой «я вас услышал». По его словам комплекс небезопасен для детей.

alt

Узнай стоимость своей работы

Бесплатная оценка заказа!
Читайте также:  Планы на неделю с 9 по 15 октября - студенческий портал

Оценим за полчаса!

Родители настаивали на том, что спортивный комплекс сертифицирован и сертификат действует до 2020 года, а существование этого городка имеет большое значение для образовательного процесса. Они требовали связаться с разработчиками комплекса и получить от них подтверждение его безопасности.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий портал

Собрание постепенно переросло в стихийный митинг. Многие родители высказывались намного более категорично: они обвиняли директора в развале уникальной образовательной системы, созданной в школе ее основателем — Александром Наумовичем Тубельским, и требовали отставки директора.

Одна из активисток Совета родительских комитетов Каролина Солоед рассказала, что заседания управляющего совета школы длятся по пять часов и проходят в режиме противостояния.

Она заявила, что все надежды на диалог закончились — директор к нему не стремится, и озвучила текст обращения к интеллигенции, научному и педагогическому сообществу России с просьбой поддержать действия детей и родителей в их деятельности по спасению уникальной школы.

На собрании общественности школы №734 было озвучено предложение начать подготовку массового митинга, если требования о восстановлении спортивного городка не будут удовлетворены, а также направлять в адрес Департамента образования Москвы письма о нарушении директором Устава школы. Родители пока еще надеются, что департамент примет решительные меры.

Дополнительная информация: 8-915-480-86-54 (Руфь, член Совета родительских комитетов школы им.Тубельского)

Сайт детей, родителей и выпускников школы №734 им.Тубельского — http://734.msk.ru/

Видео в фейсбуке с пустующими школьными классами и подсчетом детей в начальной школе 

Источник: http://NetReforme.org/news/v-shkole-samoopredeleniya-imeni-tubelskogo-proshli-miting-i-zabastovka-okolo-70-detey-ne-prishli-v-shkolu/

Блоги / Кусок эфира: Вера Рыклина о конфликте в школе имени Тубельского

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий портал Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий портал Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru
Кусок эфира :: блог Z Все блоги

Передача «Родительское собрание»
Тема: Кто главный в школе? Кто несет основную ответственность за то, чтобы в школьных классах и коридорах царила рабочая обстановка?

Вера Рыклина, член Совета родительских комитетов Школы самоопределения имени Тубельского и мама школьницы этой школы

В. Рыклина: Конфликт возникает из-за недопонимания. Суть конфликта вот в чем. Когда пришел новый директор, собственно он и не скрывал, что он не очень в курсе того, в какую школу он попал. И мы, учителя собственно и родители, как-то предложили ему совместно поработать над какой-то общей программой развития школы.

В течение всего лета шли консультации раз в 2 недели. Учителя, родители, представители администрации и в том числе директор вырабатывали некоторую вот эту, как сейчас принято говорить, дорожную карту. Это была очень активная работа. В общем, она была положительная. И все было хорошо.

И мы даже начали думать, что все получится, все…

Но, в общем, все было хорошо. Вот и постепенно в течение учебного уже года было понятно, что дорожная карта, она до сих пор не принята Управляющим советом. Был…

А. Кузнецов: Она обсуждалась, но не принята? Или…

В. Рыклина: Нет, она даже не обсуждалась… Значит, потому, что все время у администрации какие-то другие надобности. Значит, потом постепенно начали приниматься администрацией какие-то положения, которые явно противоречили тому, о чем были договоренности.

И постепенно конфликт нарастал, нарастал, нарастал, пока не случился январь, и произошла, в общем-то, не самая серьезная ситуация. Был закрыт комплекс. Спортивный комплекс в рекреации на 3-м этаже. Это важное место для школы. Это такой символ школы. Это комплекс риэлтерского. Они собственно были изначально в школе Тубельского. Это была экспериментальная площадка. У нас сад в этих комплексах.

У нас собственно все, что начиналось с этими комплексами, она начиналась у нас, и это часть такого педагогического процесса.

Когда закончились школьные каникулы, учителя пришли в школу и выяснили, что комплекса больше нет. То есть это было сделано без Управляющего совета и даже без какого-то человеческого разговора с учителями, которые на этом комплексе работают с детьми. Это вызвало бурю эмоций. Буря эмоций у родителей, у всех.

Накопилось. Накопилось. А кроме того, ну, если бы это сделано было немножечко по-другому. Если бы директор пришел и сказал: «Я собираюсь это сделать. Я сейчас закрываю его. Давайте обсудим». Ну, как-то более или менее по-человечески.

Тем более, что директор сейчас уже объясняет, что он это сделал в связи с травмой на этом комплексе, которая была в декабре. Травма в декабре действительно была. И она была рядом с комплексом, и с комплексом не связана.Ну, у нас было 2 дня на то, чтобы как-то на это отреагировать.

Мы поняли, что не отреагировать на это больше нельзя, потому что вот, видимо, момент компромисса закончен, потому что все думали, что мы будем идти на компромисс, но будет диалог.

Когда происходит такое действие, понятно, что диалога сейчас не может быть. Мы придумали такую, ну, условно это можно в шутку назвать забастовкой. Мы не привели своих детей в школу. Это было очень массово. То есть, например, в начальной школе из 200 с чем-то детей в школу пришло меньше 50.

Мы пришли. Родители пришли к школе. Дети остались дома. Мы не ставили об этом в известность учителей специально. Это была именно родительская акция. И вот, например, я даже на этот момент еще думала, что можно вернуться к диалогу.

Мне казалось, что вот сейчас директор поймет, что, в общем, не надо так принимать решения, и как-то мы вернемся в какое-то нормальное русло, может быть, сможем дальше как-то существовать вместе.

Но реакция, которая последовала после этой нашей забастовки, это было публичное отрицание этого мероприятия. То есть администрация школа давала прессе комментарий, что этого ничего не было, что просто некоторые ученики остались на каникулах, не вышли.

Значит, кроме того в этот день не работали камеры в школе, не работала система пропускного входа для учеников, которая фиксирует, сколько народу в школе.

И кроме этого вот, например, в пятницу у нас произошло такое событие в школе: сработала пожарная сигнализация. Ну, бывает. Была произведена эвакуация. Все нормально.

После этого как только закончилась эвакуация, директор на своей странице публично в «Фейсбуке» выложил фотографию и написал небольшой текст среди которого было написано, что причина, значит, этой эвакуации, причина срабатывания сигнализации – это ж детская шалость. И, видимо, цитата: «Мятежное настроение родителей передается детям».

Читать интервью полностью

Источник: https://echo.msk.ru/blog/partofair/2134386-echo/

«Не хватает свободы»

Поводом для забастовки, которая прошла 11 января, стал демонтаж спортивного комплекса. Поводом, но не причиной: конфликт назревал не меньше полугода.

Школа Тубельского — одна из немногих доживших до сегодняшнего дня авторских школ, которые расцвели в конце 80-х — начале 90-х, когда педагоги-новаторы получили возможность воплощать свои идеи на практике.

Александр Тубельский создал Школу самоопределения, основной идеей которой стал личный выбор ученика. Дети стали участвовать в управлении школой, получили возможность самостоятельно выбирать свою образовательную траекторию. В школе отказались от отметок как главного стимула обучения.

Плюс кружки, проекты, театральные постановки, экскурсии, уроки в музеях…

Тубельский умер в 2007 году. Следующие 10 лет школу возглавляла его ученица Юлия Грицай. Все это время школа оставалась своего рода заповедником — даже когда в остальных московских учебных заведениях вовсю шел процесс централизации и унификации. Правда, школе №734 все же пришлось объединиться с коррекционной школой №442; при этом в составе школы уже был детский сад.

В мае этого года департамент образования снял Юлию Грицай с поста директора, и новым директором стал молодой кемеровчанин, учитель ОБЖ Сергей Москаленков.

В школе Тубельского к назначению нового директора отнеслись настороженно. Тем не менее учителя и родители решили познакомить его с ценностями и традициями своей школы. И надеялись, что он решит наболевшие хозяйственные вопросы.

Что мы не хотим потерять

Маргарита Ленская-Бараз, мама прошлогодней выпускницы и независимый наблюдатель на нынешних встречах родителей с администрацией, рассказывает: «Мы сразу составили список школьных дел, которые для нас важны и которые мы не хотим терять. Получилось несколько страниц.

Тогда мы поделились по группам и в течение всего лета группами ходили к директору и рассказывали — каждая группа про какую-то важную тему. Директор слушал, кивал и соглашался. В образовательный процесс он не вмешивался.

Но постепенно все привычные школьные процессы начали тормозиться».

Первое сентября всегда проходило на козырьке школы — нет, нельзя, опасно. Родители устроили в школе благотворительную ярмарку — нет, в школе ничего нельзя продавать за деньги… Усилилась охрана.

Дело даже не в том, что в школу ни войти, ни выйти без пропуска, что от нее требуют участвовать в рейтингах и зарабатывать деньги на дополнительном образовании — все московские школы уже давно так живут, и это не злая личная воля директора, а общая тенденция столичного образования. Дело в том, что сам уклад школы начал необратимо меняться. И меняется он в незаметных мелочах.

Школьные праздники всегда были почти семейными — а теперь 1 сентября выступает представитель Рособрнадзора в форме; на выпускном директор спрашивает, почему не включили гимн, а на Новый год распоряжается снять сделанные детьми гирлянды флагов разных стран мира, потому что не заметил среди них флага России.

«В этом году нам не дали денег на декорации к спектаклю, — говорит восьмиклассница Настя Кузнецова. — Ну ладно, денег нет. Но старые декорации, которые можно было взять, просто выкинули — а ведь мы их сами рисовали, сидели в школе до восьми вечера! Я бы их лучше домой забрала».

Возмущает школу даже не то, что делается, а то, как это делается — административно, молча, в приказном порядке. «Постепенно, понемножку подменяются понятия и откусываются маленькие кусочки свободы», — говорит учитель Екатерина Тимашпольская.

Не мог ценить он нашей славы

«Мы говорим на разных языках», «разговор слепого с глухим» — это я слышала почти от каждого собеседника в школе Тубельского (из них 4 — представители родителей, 6 — школьники, 7 — учителя). Здесь никогда ничего не делалось по административному распоряжению руководителя, здесь все решал Совет школы. Коллегиальность — принцип, на котором она основана.

У директора своя логика — рациональная, административная: декорации хранить негде, держать ворота открытыми — угроза безопасности, спортивное оборудование должно быть сертифицировано, проведение выпускного регламентировано приказом департамента, комплекс травмоопасен и должен быть демонтирован. Родители возражают: причина последней травмы — ребенок споткнулся о плинтус возле комплекса, другой упал на лестнице. «Нам что теперь, и лестницы убрать?» — спрашивают родители.

А школьники в опустевшем холле, где был спорткомплекс, нарисовали мелом на полу классики.

Да, дети любили комплекс, он был важной частью школьной жизни. Но дело не в нем, а в несовместимости органической, демократической, вольной школьной жизни с унификацией, стандартизацией, формализацией, которая подчиняет себе не только внешнюю, но и внутреннюю жизнь школы.

«Дети» — вообще слово не из словаря директора, — говорят родители. — В его словаре есть слово «обучающиеся».

Читайте также:  Поступить в университет без справки - студенческий портал

«Мы говорим об участии детей в управлении школой, а директор — о развитии ученического самоуправления, — добавляют учителя.

 — Когда шли выборы в Управляющий совет (а у нас обычно все кандидаты в общем списке — и дети, и учителя — и все голосуют за всех), он никак не мог понять: у вас что, дети за учителей голосуют? Как это? Зачем?»

Стилистические разногласия

В петиции, требующей защитить школу Тубельского и отправить Сергея Москаленкова в отставку (на 18 января ее подписали более 15 тысяч человек), речь идет о необходимости восстановить школьные институты самоуправления, фактически отмененные при новом директоре: Совет школы (он, по мысли Тубельского, может наложить вето даже на решения директора), Конституцию школы и Суд чести.

Конституция — свод понятных детям правил, по которым живет школа, — называлась «Имею право». Тубельский считал, что она должна была обновляться каждые три года — потому что люди должны подчиняться законам, которые они сами создали.

Позиция директора Москаленкова, говорят учителя, такова: конституция у нас одна — Конституция России, а у школы есть устав.

Вообразите, однако, как пятиклассник читает устав школы: «Собственник имущества Учреждения, при недостаточности имущества Учреждения, на которое может быть обращено взыскание, несет субсидиарную ответственность по обязательствам Учреждения, связанным с причинением вреда гражданам».

Суду чести директор не разрешает собраться: «Это меня родители спросят: на какой такой суд моего ребенка потащили? Зачем суд, когда есть дисциплинарная комиссия?» — приводят его возражения учителя и родители.

Суд чести — идея Януша Корчака. В него входят старшеклассники и учителя, которых выбирает вся школа — как самых справедливых.

Несколько лет назад суд заглох, но в позапрошлом году его восстановили по инициативе детей.

«Как ни странно, основные обращения в суд были от 5–6-классников, — вспоминает Маргарита Ленская-Бараз.

 — Они уже вышли из-под крылышка учителей началки, которые помогали им разбирать конфликты, но сами справляться с ними еще не научились. И тогда им на помощь приходили старшие».

«Здесь важно не только разрешение конфликта, но и межвозрастное общение, и то, что младшие понимают: в школе есть старшие, которые могут их защитить», — говорит учитель Евгения Соловей.

«Суд чести — это орган, который решал проблемы, не поддающиеся административному решению, — рассказывает член суда 11-классник Владимир Шурупов. — В прошлом году мы рассмотрели несколько десятков дел — обычно это дела об оскорблении, обиде, обзываниях, срыве уроков. Эти суды действительно помогали и воспитывали».

Похоже, разногласия между школой Тубельского и ее новым директором — чисто стилистические, как у Синявского с советской властью: Конституция «Имею право» и типовой устав школы, корчаковский Суд чести и дисциплинарная комиссия, граждане школы и контингент обучающихся.

Административный саботаж

Одна из основных учительских и родительских претензий к директору — невыполнение обещаний. Список бесконечен: у логопедов нет своего кабинета, нет специалиста по ЛФК, который нужен чуть ли не всем детям в третьем корпусе; в том же корпусе до сих пор не работает продленка, так что дети сидят и ждут родителей возле охранника. И так далее, и так далее.

«В июне в школе прошла стратегическая сессия, на которой учителя, родители и администрация выработали дорожную карту развития школы под названием «Открытая школа плюс», — рассказывает учитель Ольга Шавард.

 — Сейчас ни один из предусмотренных шагов не реализован: дорожную карту надо было утверждать на Управляющем совете, сначала его никак не могли выбрать, теперь он собирается раз в месяц и занимается совершенно другими проблемами».

Но даже если Управсовет что-то решил, директор еще должен издать локальный нормативный акт, чтобы решение вошло в жизнь. А локальных актов нет — например, о дополнительном образовании в детсаду, оно так и не работает. Девятиклассник Ярослав Кручинин, член Управляющего совета, объясняет: «Решения совета тормозятся в том, что касается жизнедеятельности, уклада школы.

Решаемыми оказываются экономические вопросы: с ними справляются быстро, понятно и наглядно. А вопрос Суда чести, например, так и не решен. Принятие решений больше не основывается на том, что так будет лучше для ребенка, ученика, гражданина школы. Сейчас авторским школам приходится нелегко.

Сейчас особенно трудно тем, кто готов генерировать новые идеи: для этого не хватает свободы».

Эмиль Аюпов формулирует родительские требования лаконично и жестко: «Образец поведения, который дает директор, — невозможен в педагогике. Это человек без моральных обязательств.

Он говорит неправду, он не выполняет обещаний. Ему не надо быть рядом с детьми. Его управленческие решения подрывают педагогические основы школы.

Мы не хотим играть в революцию — мы хотим, чтобы были дети и была педагогика».

Сейчас школа фактически находится в состоянии итальянской забастовки: предельно точное соблюдение правил и должностных обязанностей приводит к саботажу и параличу деятельности.

Так что демонтаж спорткомплекса стал чем-то вроде выстрела Гаврилы Принципа. Около 70% родителей не привели в школу своих детей 11 января в знак протеста. По словам родителей, директор в ответ отдал устное распоряжение социальному педагогу собрать документы на эти семьи и передать их в комиссию по делам несовершеннолетних, поскольку родители нарушили право детей на образование.

Связаться с Сергеем Москаленковым не удалось: пока этот текст готовился к печати, его не было в школе. Он был занят решением проблемы спорткомплекса.

Разработчик комплекса Сергей Реутский и производитель БИОМ предложили свою помощь и назвали срок восстановления комплекса: две недели. Сергей Москаленков выдвинул альтернативный вариант: установить новый комплекс.

Когда? «Сроки мы в ближайшее время озвучим однозначно», — ответил директор родителям 17 января. Родители опасаются, что история затянется до конца учебного года.

Теперь все ждут 25 января — на этот день назначено открытое заседание Управляющего совета, которому придется обсуждать вспыхнувший конфликт.

Сказывается ли ситуация в школе на ее повседневной жизни? «В школе заметно напряжение из-за того, что администрация не понимает правил и традиций. Директор с нами не коммуницирует, — говорят восьмиклассницы Арина Злотникова и Полина Шурупова. — Учителя не молчат: мы благодарны им за то, что они обсуждают с нами ситуацию, что никак не пострадали уроки. Но все напряжены».

«То, что всегда было смыслом школы, теперь отодвигается на задний план, — говорит десятиклассница Тася Продан. — Нам дают понять: если хотите — делайте сами, а мы тут ни при чем.

Зато потом в отчетности хвастаются. У нас всегда в школе была семейная атмосфера, люди разных поколений общались на равных.

Для нас норма, что директор общается с учениками, что мы не куча народу, который просто здесь учится, что мы — семья».

Прямая речь

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий портал сопредседатель профсоюза «Учитель»:

— Сейчас школа Тубельского — одна из немногих школ в Москве, которая не вписывается в систему городского образования. Естественно желание московского руководства ее в эту систему вписать. Способ, которым это делается, — грубый и негодный. У директора ясная позиция: школа должна быть выше в рейтинге, должна зарабатывать деньги, в ней должна быть высокая зарплата, остальное его не волнует. Я точно знаю, что учителя все лето продумывали, как сочетать требования департамента со спецификой школы, стали думать о внебюджетных фондах. Но директор не выдает учителям документов о финансировании школы, не дает Управсовету документов, необходимых для его работы.

Если еще неделю назад я думал, что департамент образования может принудить директора к переговорам и стороны взаимно определят свои отношения в письменном виде, то теперь я думаю, что спасти ситуацию может только назначение нового директора и что это должна быть авторитетная фигура в педагогическом сообществе — либо менеджер-технократ, который получит указания вести себя корректно, решая ту же стратегическую задачу, но ничего не ломая.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий портал научный руководитель Института проблем образовательной политики «Эврика»:

— Думаю, разрешение конфликта возможно. Такого рода события и есть содержание образования. Это две недели серьезного жизненного урока. Забастовка из-за комплекса — только результат, следствие столкновения ценностей, следствие управленческих решений. Это богатая педагогическая история в духе Тубельского, ее надо разбирать с детьми.

Я впервые пришел в школу Тубельского 30 лет назад. И я наблюдал там совсем другую картину: родители, воспитанные советской системой образования, так же не принимали Тубельского. На дворе 1987 год — какое еще самоопределение, дайте нам сильную физику и поступление в вуз.

Прошло 30 лет — и выросло поколение родителей, которое прониклось укладом, ценностями школы, культурой диалога и обсуждения.

Эта система координат вступила в противоречие с другой системой, которая тоже имеет право на существование: когда все должно быть регламентировано, должно соответствовать норме.

Диалог между живой системой ценностей у нового поколения родителей и регламентной системой ценностей директора — это и есть жизнь. У директора не хватило опыта сделать это не только содержанием диалога, но и содержанием педагогики — и это надо преодолевать. Кстати, надо отдать должное департаменту образования, который не стал вмешиваться с административными мерами.

25 января в школе будет заседание Управляющего совета. Он сейчас стал ячейкой гражданского общества. Это свидетельствует о том, сколько мы прошли за эти годы — от родительского комитета, который обсуждает выпускной и подарки, до института гражданского общества, который служит площадкой разрешения конфликта.

Источник: https://novayagazeta.ru/articles/2018/01/19/75191-ne-hvataet-svobody

Что происходит в школе Тубельского, где родители и учителя бастуют против директора

Утром 11 января родители учеников школы Тубельского устроили бойкот: не привели детей на занятия, а сами вышли на митинг. Последней каплей стало то, что директор без предупреждения демонтировал уникальный спортивный комплекс. «Афиша Daily» рассказывает о конфликте, который назревал давно

Обновлено (23 января, 18.25): После публикации этого материала, 23 января, директор школы № 734 им. А.Н.Тубельского Сергей Москаленков в своем фейсбуке сообщил, что решил покинуть свой пост по семейным обстоятельствам.

Школа самоопределения № 734 им. А.Н.Тубельского находится в спальном районе Москвы в районе Восточное Измайлово. Туда не отбирают одаренных или чем-то отличившихся детей. Но несмотря на это, многие родители хотят, чтобы их ребенок учился именно здесь, некоторые из них ради этого готовы ездить сюда каждый день с другого конца Москвы.

Школа названа в честь Александра Наумовича Тубельского, известного деятеля в сфере образования, президента Ассоциации демократических школ и заслуженного учителя России. С 1985 по 2007 год он был директором этой школы.

В школе он проводил многочисленные эксперименты: переход на 35-минутные уроки, отмена оценок и обучение методом погружения, когда дети проходят тему не только на уроке, но и после, с помощью различных игр.

При нем же появились школьный театр «Фантазия», Суд чести, где решались конфликтные ситуации самими учениками, и Совет школы, на котором дети имели полное право голоса и участвовали в управлении школой. И несмотря на то что Александр Наумович ушел из жизни больше десяти лет назад, его идеи в школе поддерживаются до сих пор.

Школьная забастовка: за что борются в школе Тубельского - Студенческий портал

В школе был уникальный игровой, спортивно-гимнастический комплекс для занятий по методике С.В.Реутского.

Это тренажер для отработки контроля над собой в пространстве, для преодоления своих страхов перед препятствиями. Он использовался на переменах, а также был включен в образовательную программу.

Под присмотром педагогов дети учились владеть телом, решать физические задачи на преодоление препятствий.

9 января, когда дети были на каникулах, родители случайно узнали, что утром этот спортивно-игровой комплекс демонтировали без обсуждения этого вопроса. Именно тот факт, что все произошло без предупреждения, возмутил родителей больше всего.

Как говорят родители, это стало поводом, а точнее последней каплей, для объявления бойкота. По неофициальным данным в нем участвовало около двухсот человек. На уроки в этот день почти из двухсот с лишним учеников начальной школы пришли чуть больше пятидесяти.

Митинг длился около двух часов, за это время родители зачитали свои требования директору Сергею Москаленкову.

Директор объяснил, что комплекс демонтировали в целях безопасности. Он заявил: «Учитывая условия, в которых находится комплекс, было принято решение его демонтировать.

Все вопросы, которые касаются безопасности, руководитель организации решает самостоятельно, потому что это его персональная ответственность.

А то, что родитель так решил, не привел ребенка в школу, — это его право, что в траектории сегодняшнего развития его ребенка был дополнительный день отдыха».

Сергей Москаленков работает учителем с 2000 года. Начинал он учителем ОБЖ, обществознания и права в школах Кемеровской области. Он прошел классическую карьерную лестницу от учителя и заместителя директора до руководителя школы. В 2007 году он стал лучшим учителем Кузбасса.

В 2014 году он переехал в Москву и немного позже попал в кадровый резерв столичного Департамента образования Москвы, где в мае 2017-го получил должность директора в школе Тубельского. Его предшественницу Юлию Владимировну Грицай сместили без объяснения причин. Она руководила школой десять лет и была ученицей А.Н.Тубельского.

Нынешний директор называет одним из главных своих приоритетов безопасность. «Любой образовательный процесс сопряжен, с одной стороны, с педагогической целесообразностью, с другой — с обеспечением безопасности. И любая педагогическая идея, даже самая гениальная, должна быть для детей безопасна. Экспериментировать с этим — не про педагогику точно».

Источник: https://daily.afisha.ru/cities/7925-chto-proishodit-v-shkole-tubelskogo-gde-roditeli-i-uchitelya-bastuyut-protiv-direktora/

Школьные бунты: Разные люди о том, как протестовали против произвола учителей

Кроме меня была ещё довольно большая группа людей, которым всё это не нравилось. Периодически мы возмущались и вступали из-за этого в перепалки с учителями. С одной учительницей у нас были особенно трудные отношения. Она больше всех приветствовала эту обязаловку, ратовала за дежурства и школьную форму. Она вела у нас экономику. Уроки выглядели так: она читала вслух учебник, а мы должны были всё записывать под диктовку. Потом она собирала тетради и проверяла, насколько подробно мы всё записали. Часто на уроке она заставляла кого-нибудь подняться с места и отчитывала перед всеми. Бывало, тот, кого она отчитывала, начинал плакать. Тогда поднимались остальные, говорили: «Зачем вы так, человеку плохо». Учительница в такие моменты говорила нам, что мы «свора», что набрасываемся на неё «как стая волков». Однажды она стала при всех ругать меня за то, что я грызу ногти — мол, это занятие мне интереснее, чем экономика. Было очень неприятно и стыдно. Кому понравится, что на его дурацкую привычку так громко обращают внимание?

Эта учительница олицетворяла для нас всё, что было связано со школьной системой и дурацкими правилами. Однажды наше противостояние достигло пика. Это было в одну из суббот. Другие классы не учились, а у нас было два урока экономики подряд. Школьных звонков в нашем здании не было. Между уроками мы пошли на завтрак и случайно засиделись.

Когда мы осознали, что урок уже давно начался, мы решили просто не идти на него. Это был не совсем протест — скорее саботаж. Её «лекции», манера унижать людей перед всем классом страшно надоели. По дороге из столовой мы проходили мимо пустого спортзала и решили остаться там и поиграть в мяч.

Это было скорее импульсивное решение, а не осознанная провокация.

Все наши вещи лежали в кабинете, и в конце урока мы пошли за ними. Выяснилось, что на экономике был только один ученик — самый прилежный мальчик в классе. Когда мы пришли, учительница сначала отреагировала как будто бы спокойно — закончила «лекцию», дала домашнее задание.

А потом сказала: «Ну всё, ребята». И ушла, заперев нас в классе. Мы сидели очень долго — нам всем хотелось есть, было страшно и тревожно. Учительница позвонила нашей классной руководительнице, завучу и всем родителям. Она потребовала, чтобы все пришли в школу.

Родители собирались несколько часов, и всё это время мы были заперты.

Читайте также:  Взрыв мозга: лучшие научные развлечения в туристических местах - студенческий портал

Потом нас стали вызывать по одному. Каждый, кого выводили из класса, больше не возвращался, так что мы не знали, что происходит. Телефоны были не у всех, мессенджерами мы ещё не пользовались, и поддерживать связь с теми, кого приглашали в коридор, не получалось.

Когда очередь дошла до меня, я вышла в коридор. Учительница пригласила меня в соседний класс. Там сидели все родители и завуч. Начался настоящий допрос. Его вела мама одного из учеников — кстати, юрист.

Она спрашивала, кто подговорил нас прогулять урок и зачем мы это сделали. Грозилась, что если я не скажу, кто это сделал, то в итоге ответственной сделают меня.

Учительница тоже участвовала — при родителях припоминала каждую мою оплошность ли опоздание. Когда я вышла из кабинета, я расплакалась.

Потом оказалось, что после допроса всех сажали в отдельное помещение — какую-то каморку возле лестницы. Несколько родителей сторожили, чтобы оттуда никто не ушёл. Когда я туда пришла, я увидела, что многие мои одноклассники тоже в слезах. Это был ужасный день, психологически всё это было тяжело.

Было ощущение предательства из-за того, что наши родители все сидели в том кабинете, наблюдали за происходящим и не заступались. Но потом, когда нас отпустили, выяснилось, что из всего класса никто никого не сдал, не свалил ни на кого вину, несмотря на угрозы.

Так что мне этот случай запомнился как наша победа над системой.

Источник: https://www.wonderzine.com/wonderzine/life/good-question/245633-school-strike

Ученики и родители против директора: скандал в московской школе имени Тубельского

В московской школе №734 имени Тубельского разгорелся скандал. Учителя, родители и выпускники протестуют против нового руководства школы.

Акции протеста там начались еще в конце прошлой недели, 11 января, и продолжились петицией на сайте Change.org. В прошлый четверг из-за забастовки даже отменили некоторые занятия — на них просто никто не пришел.

О причинах конфликта рассказал член управляющего совета школы Тубельского Эмиль Аюпов. 

В мае 2017 школу возглавил Сергей Москаленков, и с нового учебного года в экспериментальной школе, работающей по авторской методике несколько десятилетий, начались перемены.

Как говорят родители, из-за реформ уволились 15 учителей, а спортивный комплекс школы был демонтирован. Новое руководство эти претензии отрицает и говорит о простой замене оборудования.

Но скандал уже дошел до того, что 16 января с родителями и учителями школы, добивающихся отставки Москаленкова, будут встречаться сотрудники московского департамента образования.

Эмиль Аюпов: Естественно, такая небольшая проблема [смена оборудования, — прим. Дождь] не могла быть причиной столь резкой реакции. Напряжение копилось, копилось в течение всего периода действия нового директора.

И то, что вероломно, в праздники, когда никто не мог это увидеть и отреагировать, был убран элемент образовательного процесса — родители просто не удержались. Дело в том, что по авторской методике Тубельского, этот комплекс является частью образовательного процесса. Игровой комплекс.

То есть ребята младшей школы, посидев за математикой или за словесностью, должны как-то выплеснуть энергию.

Во-первых, это было сделано без согласования с управляющим советом, с педагогами. Такой резкой необходимости менять оборудование на самом деле нет. Оборудование было установлено всего три года назад. По документам от компании-производителя его эксплутационный срок не менее пяти лет.

Оно в абсолютно нормальном состоянии. Те травмы, которые были у детей, их гораздо меньше, чем ребята получают на лестницах. По такой логике, нужно закрыть лестницы и прыгать в окна. Я думаю, что дело не в реформах, а в том, что понятия о плохом или хорошем, нужном или вредном, у нас и у Москаленкова разные.

 Для школы было абсолютно нормальным, что родители, дети, педагоги могли прийти в школу в любой момент как в свой родной дом. Школа была фактически вторым домом. Так вот уже в августе, когда педагоги вернулись из отпуска, они не смогли попасть в школу.

 Москаленков издал указ, что в школу можно приходить только в рабочее время, либо по его личному приказу.

Он забюрократизировал весь процесс, завязал его на свое личное решение. Пропало обсуждение и вовлечение детей в процесс самоуправления. Это ключевой момент в методике Тубельского. Дети участвуют в управлении, они создают проекты.

 Сергей Ещенко / РИА Новости

Источник: https://tvrain.ru/teleshow/vechernee_shou/ucheniki_i_roditeli_protiv_direktora-455147/

«Школьный бунт»: почему родители восстали против школы, где учатся их дети

Завершается третья неделя конфликта в московской школе № 734, где учителя и родители «восстали» против консервативного директора.

В четверг некоторые СМИ сообщили, что Департамент образования города Москвы назначил туда новым директором прежнего заместителя, Ирину Курачеву.

Однако в школе «Ридусу» эту информацию не подтвердили, сообщив, что Курачева остается и. о. директора. И кто станет директором без приставки «и.о.», сейчас не известно.

Народное образование в России традиционно — поле непрерывной битвы между консервативной школьной системой, которая требует от учителей и учеников соответствия установленным регламентам, и отдельными прогрессивно мыслящими и «пассионарными» учителями, к которым родители пытаются устроить детей всеми правдами и неправдами.

Время от времени эта битва переходит из вялотекущего состояния в «горячую» фазу, последним примером которого и стала Школа самоопределения имени А. Н. Тубельского в московском районе Измайлово (официально именуемая ГБОУ № 734).

«Коммуна» в Измайлово

Конфликтная ситуация в школе № 734 возникла не сегодня; корни ее были заложены еще тогда, когда на смену Тубельскому пришла его ученица Юлия Грицай, рассказала «Ридусу» историю конфликта член Общественной Палаты РФ Елена Альшанская.

«С точки зрения педагогической, Юлия действительно была верной продолжательницей системы, созданной ее учителем. Но ведь работа директора школы больше административно-хозяйственная, чем педагогическая. И вот здесь Грицай, конечно, не справилась. У Департамента образования Москвы претензии к ней стали нарастать как снежный ком», — говорит Альшанская.

Двойственность положения школы Тубельского заключается в том, что формально — это обычное государственное образовательное бюджетное учреждение (ГБОУ, ласкающая ухо аббревиатура). С другой стороны, коллективу этого ГБОУ удалось создать и десятилетиями поддерживать совершенно уникальный «внутренний мир», создав атмосферу самоуправляемой республики («коммуны», по выражению Альшанской).

Пока у руля школы находился Александр Тубельский, ему удавалось вести ее между Сциллой и Харибдой — осуществляя свою педагогическую «макаренковскую» концепцию и одновременно не очень раздражая чиновников из ДО. Юлия Грицай, не имеющая ни педагогического, ни административного опыта, такой баланс поддержать не сумела.

«Департамент сейчас всех директоров нагибает, чтобы школы выходили на самоокупаемость, внедряли платные услуги и т. д. Она же отказывалась это делать из принципа — что, конечно, устраивало родителей. Но она пошла на прямой конфликт с ДО. И ее сняли приказом», — рассказала Альшанская.

От Школы Самоопределения — до ГБОУ-734
На вакантное место Департамент пригласил в мае прошлого года сибиряка Сергея Москаленкова. Сейчас среди учителей и родителей школы № 734 ходят разные версии, почему произошло то, что произошло.

«Мы первый год просто не понимали, что происходит.

Думали, что просто пришел новый директор, надо дать ему время разобраться, понять авторскую методику основателя школы… Даже старались ему помогать — группами по пять-восемь родителей ходили к нему на прием, объясняли, что он своими действиями уничтожает всё, что было наработано при Тубельском», — рассказала «Ридусу» Руфина Гутина, дети которой один за другим посещают эту с 2001 года.

Гутина также является участницей Управляющего совета школы.

«Если смотреть правде в глаза, то при директорстве Грицуй школа по формальным показателям никогда не выделялась из «середнячков» — по результатам ЕГЭ, например, болталась где-то на 500-х местах по Москве.

Но родителей это устраивало абсолютно, потому что дети в этой школе получали то, что ни в каких формальных показателях не отражается: умение думать и принимать самостоятельные, взрослые решения — все ученики старше 7-го класса участвовали в «больших педсоветах» наравне с учителями», — говорит Альшанская.

Накануне в своем аккаунте в Фейсбуке Москаленков написал, что он и его семья «подвергаются травле», и что он попросил руководителя Департамента освободить его от должности по семейным обстоятельствам: «К моему сожалению продолжение диалога сегодня полностью заблокировано родителями части школьного коллектива», — написал он (орфография оригинала — ред.).

Родители, однако, убеждены, что никакой диалог с Москаленковым был невозможен все то время, что он возглавлял школу. Попытки объяснить новому директору, что превращать уникальную авторскую Школу Самоопределения в просто еще одно ГБОУ — не в интересах детей, оказались безуспешными, утверждает Руфина Гутина.

«У нас сложилось совершенно твердое убеждение, что Москаленков — это какой-то марсианин, робот, функционер, который выполняет заложенную в него программу. Он и его команда, как бульдозеры, механически выполняют требования по демонтажу демократической системы Тубельского, диктуемые из Депобраза. Главным аргументом директора было «не положено»», — говорит она.

  • То ли это является условием его назначения в школу и он просто лишен свободы действий; то ли директор действительно считает, что идеалом учебного заведения является не творческая атмосфера, а соответствие финансовым и прочим показателями, собеседницы «Ридуса» точно утверждать не берутся.
  • Мы трезвые люди, но наш бронепоезд
  • С «добровольно-вынужденным» уходом Сергея Москаленкова, о котором он сообщил в своем Фейсбуке 23 января, ситуация становится еще более неопределенной.
  • Сейчас обязанности директора исполняет его заместитель, 23-летняя Ирина Курачева.

Перед молодым и. о. сейчас стоит альтернатива: либо стать таким же «роботом» и продолжать по требованиям ДО «ломать через колено» педагогический коллектив, либо сделать то, что за два года так и не смог по каким-то причинам сделать ее предшественник: попытаться найти общий язык с учителями и родителями.

«В первом случае учителя просто коллективно уволятся, родители заберут детей из школы и они все вместе, скорее всего, организуют какое-то новое учебное заведение вне юрисдикции ДО», — полагает Альшанская.

«Мы никогда не были против того, чтобы наша школа оставалась в пространстве, предлагаемом Депобразом! Мы трезвые люди. Мы требуем только, чтобы в школу было назначено руководство, умеющее, с одной стороны, работать в рамках, определяемых Департаментом, но при этом разделяющее ценности нашей школы и сумеющее это органично соединить», — в свою очередь объясняет Гутина.

Когда мечтать вредно

Надеждам родителей на то, что новоназначенный директор сможет вернуть школу в состояние, в котором она пребывала при Александре Тубельском, скорее всего, сбыться не суждено, реалистично настроен бывший преподаватель истории школы № 734, заслуженный учитель РФ Александр Снегуров.

«Давайте говорить без обидняков. Любой директор школы будет выполнять сценарий Департамента образования. Конечно, всегда будут нюансы, связанные с личностью конкретного руководителя, но это очень короткий поводок: отойти далеко от «генеральной линии» ни один директор не может. Смена директора в конфликтной ситуации — это обычно просто попытка выпустить пар», — сказал он «Ридусу».

В ДО задачу директора видят в четком исполнении инструкций, а вовсе не в потакании запросам родителей школьников, подчеркивает учитель.

То, что Тубельскому долгие годы удавалось развивать свою авторскую методику, не вступая при этом в прямой конфликт с системой, скорее исключение, чем правило, считает Снегуров.

«Тубельский был авторитетом в школьной среде, именно как инноватор. Это снискало ему лояльное отношение в руководстве системы народного образования.

Он мог себе позволить маневрировать, обходя сценарии, спускаемые системой. А в этом сценарии директор всегда находится меж двух огней: не сумел договориться с родителями — виноват директор.

Не выполнил указаний департамента — виноват сова он же», — рассказывает Снегуров.

«Восстание родителей» в школе им. Тубельского — это бунт не против теперь уже бывшего директора Сергея Москаленкова персонально; это протест именно против системы, лояльным проводником требований которой он пытался быть.

Перед «молодым менеджером» Ириной Курачевой сейчас стоит первостепенная задача: успокоить «общественное мнение» в масштабах своей школы в расчете, что родители и учителя перестанут «бузить». А затем тихой сапой вернуть все на круги своя в надежде, что на новый бунт у них уже не хватит ни запала, ни желания перешибать плетью обух.

Молчание — знак согласия

Сам Сергей Москаленков, поблагодарив «Ридус» за внимание к его персоне и сложившейся вокруг нее обстановке, тем не менее, отказался предоставить свою версию произошедшего.

«Мне сейчас нужно время, хотя бы пару дней, чтобы определиться со своей позицией, которую я смог бы озвучить. Пока ситуация остается острой, я бы предпочел обойтись без комментариев», — сказал он.

В отличие от Москаленкова, который попросил пару дней, чтобы собраться с мыслями, в Департаменте образования правительства Москвы для ответа на запрос «Ридуса» попросили неделю.
Мы решили поэтому обойтись без версии ДО, раз ведомство Исаака Калины не считает нужным ее озвучивать в СМИ.

Ирина Курачёва не смогла ко времени выхода этого материала ответить на вопросы «Ридуса».

Источник: https://news.rambler.ru/education/38992486-shkolnyy-bunt-pochemu-roditeli-vosstali-protiv-shkoly-gde-uchatsya-ih-deti/

В московской школе тубельского ученики бойкотируют занятия

Утром 11 января учителей школы Самоопределения имени Тубельского в Измайлове встретили полупустые классы. Из 216 учеников начальной школы на занятия пришли лишь четверть детей.

А около 120 родителей вышли на акцию протеста к зданию учебного заведения.

Уже несколько месяцев родители ребят требуют остановить развал известной на всю Москву авторской школы, в организации которого они обвиняют ее нынешнего директора.

С приходом нового руководства в школе ликвидировали свою конституцию, суд чести и общешкольный совет, являющиеся основой уникальной педагогической системы Тубельского. Кроме того, из учебного заведения были вынуждены уволиться десятки сильных педагогов. Последней каплей стал тайный демонтаж уникального спортивного комплекса, на котором дети проводили все перемены.

Отчаявшись добиться справедливости с помощью жалоб и обращений к администрации школы 734, в четверг родители учеников оставили детей дома, а сами пришли к зданию на акцию протеста.

— Нашу школу уничтожает человек, ставший директором в мае 2017 года, Сергей Москаленков, — рассказывает одна из родительниц, Оксана Розенфельд. — С его приходом из школы была вынуждена уволиться вся бывшая администрация, всегда помогавшая хранить традиции школы и принципы педагогики Тубельского после его смерти. За несколько месяцев школу и детсад покинули более 20 сотрудников.

На сегодня в школе уничтожены явления, являющиеся визитной карточкой педагогики Тубельского: конституция школы, суд чести, общешкольный совет. Стиль общения директора с педагогами — абсолютно хамский и неуважительный.

В раздел платных услуг были переведены все мастерские, что сделало невозможным участие детей в общей работе по подготовке к праздникам и в проектной деятельности.

При этом Москаленков предпринимает все новые и новые попытки продолжить увольнение учителей из-за недостатка средств, а требования Управляющего совета школы — предоставить финансовый отчет — упорно игнорирует.

По словам родителей, последний каплей, спровоцировавший так называемую «ученическую забастовку», стало решение руководства тайно демонтировать в каникулы уникальный спортивный комплекс Реутского в зоне рекреации 3 этажа, на котором дети проводили все перемены.

Переговоры о комплексе с администрацией родители вели еще с осени, директор уверял всех, что занимается его сертифицированием и комплексу ничего не грозит.

В результате после каникул на месте комплекса детей ждало пустое помещение, а на сайте школы появилось сообщение, что конструкция демонтирована из соображений безопасности.

— Подобные комплексы много позже, были поставлены в Новой школе и Хорошколе Германа Грефа, о чем он с гордостью рассказал министру образования, — объясняет Оксана.

— С детского сада дети учатся владеть телом, преодолевать психологические и физические границы, зачем их было этого лишать? Тем более сертификат на сооружение, которого не хватало директору, оказывается, давно есть у производителя, но за ним никто не обращался. Дети в шоке, да и мы тоже.

Администрации нет никакого дела до мнения учеников, их родителей и преподавательского состава, обратная связь полностью отсутствует. В департамент образования мы отправили уже несколько жалоб, но оттуда приходят либо отписки, либо наши жалобы просто спускают на самого же директора.

Под давлением общественности, спустя некоторое время после начала забастовки, директор вышел на улицу к протестующим родителям. Инициативная группа передала ему официальное письмо о недоверии с требованием в пятидневный срок вернуть демонтированный спортивный комплекс на прежнее место.

На наш запрос Департамент образования Москвы предоставил комментарий директора школы самоопределения № 734 имени А.Н. Тубельского Сергея Москаленкова: «Школа обязана обеспечивать безопасный образовательный процесс для детей.

И решающим фактором, который привел к решению о демонтаже спортивного комплекса, стала недавняя травма, полученная ребенком.

Демонтаж спортивного комплекса был необходим для нашей школы, так как он был установлен 17 лет назад, и находился в не предназначенном напрямую для него помещении.

Считаю, что диалог между школой и родителями по решению значимых школьных вопросов должен проходить открыто с учетом мнений всех сторон. Поэтому вчера было принято решение провести 25 января внеочередное заседание Управляющего совета в новом для нашей школы формате с онлайн-трансляцией в сети Интернет. Это еще один шаг к тому, что бы придать диалогу максимальную прозрачность и открытость».

Справка «МК»: Нововведения, принёсшие школе широкую известность, начались в 1985, когда в школу пришел Александр Тубельский, именно поэтому ее стали называть именем педагога.

«Школа самоопределения» – это одна из наиболее известных, не только в России, но и в мире доступных школ, имеющая собственную конституцию. Главная особенность школы основывается на идее свободного выбора, формировании способностей учеников к самореализации и самоопределению.

Дети в учебном заведении обучаются по учебному плану, который для каждого составляется индивидуально.

Светлана Цикулина

Источник

Источник: https://nsportal.ru/blog/shkola/obshcheshkolnaya-tematika/all/2018/01/12/v-moskovskoy-shkole-tubelskogo-ucheniki

Ссылка на основную публикацию